Косметика и парфюмерия
Журнал Потребитель. Экспертиза и тесты
 
Школа потребителя
Ч и т а л к а
Салон красоты
M a k e - u p
Спортзал

Экспертная оценка
Презентация

Школа красоты
Дела душевные
Независимый тест
Персона

Ремесло
Вопрос - ответ
Парфюмерная лавка
 
 

 

Classified
 

В этой категории статусы, статусы в контакте для наших прекрасных девушек.






 

 

Жизнь журналиста в Голливуде далеко не райская, хотя удачливые журналисты получают неплохие гонорары, а я отнюдь не из худших. Я как раз вернулся в свой офис после обеда, когда зазвонил внутренний телефон, и я услышал голос моей секретарши.
— Мистер Кейн, вам звонит мисс Рейнс. Я соединяю вас.
Я в изумлении ухватился обеими руками за трубку и прижал ее к уху. Ведь звонила Джой Рейнс, а Джой – звезда Голливуда первой величины. В прошлом году она получила «Оскара» за лучшую женскую роль в нашумевшем боевике «Мрачные Годы».
— Слушаю вас, мисс Рейнс, — сказал я.
— Дело в том, что я хочу воспользоваться вашими услугами, мистер Кейн, — услышал я ее знакомый голос. – Вы согласны?
Меня даже пот прошиб. Ведь имея такую клиентку, как Джой Рейнс, я сразу же войду в журналистскую элиту Голливуда.
— Разумеется, — выдохнул я.
— Значит, решено, — сказала она. – Я хочу, чтобы свою работу вы начали немедленно. – Ее голос внезапно приобрел какой-то металлический оттенок. – Напечатайте ряд статей, в которых моя профессиональная репутация актрисы была бы уничтожена раз и навсегда. Сделайте так, чтобы публика перестала обожать меня, заставьте продюсеров бежать прочь при одном упоминании моего имени. – На другом конце провода коротко всхлипнули, но когда Джой вновь заговорила, голос ее звучал так же решительно. – Вы поняли меня?
— Но это — сумасшествие! – брызгая слюной, закричал я, — это невозможно. Слушайте, а вы случайно не того... э-э... не приняли лишнего?
— Я не пью, — отрезала она. – Не могли бы вы приехать ко мне к окончанию съемки в четыре часа. Я на студии «Панаминт», на съемочной площадке номер восемь. Я позвоню на проходную, чтобы вас пропустили.
— Обязательно приеду, — ответил я и повесил трубку. Часы на моем столе показывали три тридцать.
Без пяти минут четыре я назвал свою фамилию на проходной «Панаминта». Вахтер выписал мне пропуск и сообщил, что Джой звонила и просила пропустить меня.
Несколько человек, находившихся на съемочной площадке номер восемь, отдыхали и развлекались, как могли. Кто-то играл в кости, кто-то рассказывал анекдот.
На скамье дремал режиссер Джек Кэндор. Неподалеку от него сидел Эйс Монтана – звезда вестернов на «Панаминте». Эйс читал какой-то юмористический журнал. Я подошел к ним и поздоровался.
— Привет, парни. Что это у вас здесь, сидячая забастовка?
— Да нет, просто отдыхаем перед тем как отснять несколько дублей, — ответил Кэндор. – Начало съемок назначено на четыре. Эй, Оззи, — обратился он к ассистенту. – Иди позови Джой. Надеюсь, она уже подгримировалась после той баталии.
— Баталии? – насторожился я.
— Да, мой милый. Здесь бы ее муженек, Джон Хэннон. И они так орали друг на друга, что у нас чуть барабанные перепонки не полопались.
До меня стала доходить причина необъяснимого звонка Джой.
— Где это случилось и когда?
— Ее гримерная расположена вон там. – Кэндор мотнул головой вправо. – Она приехала примерно в три пятнадцать. Хэннон явился почти сразу же за ней. Ребята из съемочной группы оказались рядом и слышали, как Джой и Хэннон орали друг на друга в гримерной. Дело кончилось тем, что Хэннон как сумасшедший выскочил оттуда и бросился к выходу. Эйс пытался остановить его.
Внезапно из гримерной Джой раздался жуткий крик.
— Боже, это Оззи, — произнес Кэндор и ринулся к краю площадки. Я бросился за ним. Эйс следом.
Дверь в будку гримерной была открыта.
Мы с Кэндором как вкопанные остановились на пороге. Оззи, ассистент режиссера, стоял спиной к стене. Глаза его были полны ужаса. С одной из потолочных балок гримерной свисала туго натянутая веревка. Один ее конец был привязан к большому хромированному кольцу в стене. Сюда обычно вешали одежду. На другом конце медленно покачивалось тело Джой Рейнс. Под ним лежал опрокинутый стул.
Эйс протолкнулся через толпу и увидел тело. Из уст его вырвался ужасный крик. Оттолкнув меня и Кэндора, он могучей рукой обхватил бедра Джой. В другой его руке словно по волшебству появился нож, и в мгновение ока веревка оказалась перерезанной. Легко, будто перышко, он поднял тело и бережно опустил его на кушетку.
— Нужно бы вызвать полицию, — тихо сказал я. – Где здесь ближайший телефон?
— Т-там, в павильоне сценаристов, — заикаясь прошептал Кэндор. Казалось, ему сейчас станет плохо. – Мне нужно выйти... Мне что-то нехорошо. Пойду вызову полицию..
Дверь за ним закрылась.
Я повернулся к Оззи.
— Я постучал в дверь, мистер Кейн, — начал он, — и не получил ответа. Постучал снова, потом вошел и тут увидел, что она висит...
Я скосил глаза на туалетный столик и обомлел. Клянусь, Джой Рейнс, должно быть, в самом деле сошла с ума. На столике были разложены: локон волос, изящно привязанный ленточкой к кости какого-то животного; золотая рыбка, аккуратно разрезанная пополам; и примерно в дюйм шириной полоска стодолларовой банкноты, причем внешняя ее кромка была ровной и новой, а другая обуглилась от огня. Да, подумал я, собрать и хранить столь странные предметы мог только человек с явными психическими отклонениями.
Я уселся на табурет и стал ждать полицию.
Наконец прибыл лейтенант лос-анджелесской полиции Том Бренлоу из отдела по расследованию убийств. Мы были с ним приятелями еще во времена, когда я работал полицейским репортером, перед тем как уйти в шоу-бизнес.
Лейтенант тщательно осмотрел место происшествия.
— Классически обставленная сцена самоубийства, — заявил он. — И если хотите знать мое мнение, то дамочка эта была с большим приветом.
Затем Бренлоу вытащил из кармана блокнот.
— Кто обнаружил тело?
— Я, — отозвался Оззи.
— Имя?
— Оззи, то есть Осбери Уильямс, — ассистент объяснил, зачем пошел в гримерную и как обнаружил тело.
Мой взгляд медленно скользил по съемочной площадке. Внезапно я почувствовал, как по спине у меня побежали мурашки, а на лбу выступили капли холодного пота.
Из-за скамеек прямо к нам шла... Джой Рейнс...
Должно быть я наклонился и ухватил Эйса за плечо. Увидев, куда я смотрю, он пробормотал.
— Ну да, недурна, верно? Это – сестра Оззи. Она дублерша Джой. Зовут Сью Уильямс.
Я облегченно вздохнул. Девушка была поразительно похожа на Джой.
Сью подошла к Кэндору.
— Извините за опоздание, Джек. По какому поводу совещание?
— Джой Рейнс покончила с собой. Ну-ну, успокойся, — добавил он, увидев, что девушка покачнулась.
Я помог усадить ее.
— Кто последним видел мисс Рейнс живой? – спросил лейтенант.
— Я, по-моему, — ответил Эйс. – У нее произошла ссора с мужем, и я услышал, что она плачет...
— Мы сообщили Хэннону о случившемся, — сказал лейтенант Бренлоу, — он будет здесь с минуты на минуту.
Он еще не кончил говорить, как на площадку вбежал Джон Хэннон, крупный мужчина с загорелым лицом.
— Где она? – крикнул Хэннон, подбегая к нам.
— Там сейчас доктор. Придется вам подождать немного. Я снимаю показания с очевидцев. Надеюсь, вы поможете мне?
Тот кивнул.
— Насколько я понял, между вами и вашей женой в гримерной произошла какая-то ссора?
— Ничего серьезного. Началось все с обыкновенного розыгрыша, а потом, поразмыслив, она... э-э... решила все отрицать. – Фраза его прозвучала как-то не очень убедительно.
— А в чем же заключался этот розыгрыш?
— Понимаете, она позвонила мне домой и сказала, что жутко вымоталась. Сказала, что хочет умереть. Представляете? И повесила трубку. Естественно, я сразу же приехал сюда, но она отрицала, что звонила мне. Я вспылил и назвал ее неврастеничкой. Она не осталась в долгу, и я в припадке раздражения хлопнул дверью. Вот и все.
В это время вошел врач, и я услышал, как он сказал Бренлоу:
— Скончалась действительно от удушья, но с правой стороны на голове синяк, и откуда он появился, я сказать не могу.
Я стал соображать. Телефонный звонок в доме Хэннона раздался примерно в три часа, у меня в офисе – в половине четвертого, буквально за несколько минут до ее смерти. Умерла она где-то между половиной четвертого и четырьмя. Именно тогда Оззи обнаружил тело. Кэндор сказал, что Джой явилась на съемочную площадку в три пятнадцать. По спине у меня забегали мурашки. Попахивало убийством.
Я встал и сделал лейтенанту знак следовать за собой. Мы вышли за пределы площадки, где нас не могли слышать остальные, и я рассказал Бренлоу о звонке Джой.
— Во всем этом есть что-то очень странное, — сказал я.
— Конечно, есть. И я тебе скажу что. Дамочка просто свихнулась. Ты видел, что у нее лежало на столе?
— В том-то и дело, — вздохнул я, — по-моему, все это сделано как-то уж чересчур нарочито.
— Ты хочешь сказать, что прежде чем повеситься, она нарочно выставила все эти вещички, чтобы ее приняли за сумасшедшую?
— Я хочу сказать, что ее могли повесить, а вещи эти положить, чтобы создать впечатление, будто она тронулась.
Бренлоу даже присвистнул от удивления.
— Черт побери, может, ты и прав, — произнес он.
Мы вернулись на площадку. Лейтенант начал допрос с Джона Хэннона.
— Как долго вы находились наедине с вашей женой в ее гримерной?
— Думаю, минут пять, — ответил Хэннон.
— А потом вы сразу же покинули студию?
— Нет, не сразу. Я задержался, чтобы немного поостыть. Побродил немного по другому крылу здания. А вышел я со студии в три сорок пять. Можете проверить у вахтера.
Бренлоу повернулся к Кэндору.
— Скажите, смерть мисс Рейнс означает конец работы над фильмом?
— Нет, — ответил Кэндор. – Мы отсняли почти все крупные планы. В оставшихся мы вполне можем использовать Сью Уильямс. Она же озвучит диалоги.
Я поднял голову и посмотрел на лейтенанта. Потом схватил его за локоть и потащил на край съемочной площадки.
— Куда ты меня тащишь, черт бы тебя побрал? – рычал он.
— Если это убийство, а я в этом уверен, нам необходимо осмотреть веревку.
— Верно, — согласился он.
Мы вбежали в гримерную. Бренлоу взобрался на стул и аккуратно снял веревку с балки. Рассмотрев волокна веревки, мы сразу поняли, что ее явно тянули через балку с тяжелым грузом на конце – этим грузом было тело Джой. Все было яснее ясного. Джой нанесли удар, и она потеряла сознание. Потом на шею ей накинули петлю, тело подняли вверх, в результате чего жертва и скончалась от удушья.
— Ну, теперь факт убийства доказан. Но кто же его совершил? – спросил Бренлоу.
Я рассматривал сохранившуюся часть сожженной стодолларовой банкноты.
— Приведи сюда ее мужа, Кэндора, Оззи Уильямса с сестрой и Эйса.
Бренлоу выполнил мою просьбу и пригласил их всех в гримерную.
— Джой Рейнс была убита, — объявил я и, указав на предметы на туалетном столике, продолжил, — а это подбросил сюда убийца, чтобы представить Джой невменяемой и вполне способной на самоубийство. Я думаю, что мотивами преступления были зависть и честолюбие, не так ли, мисс Уильямс?
Лицо Сью смертельно побледнело. Губы затряслись. Она метнула на брата отчаянный взгляд.
Оззи ринулся на меня и попытался ударить. Бренлоу заломил ему руки за спину.
— Подонок! – визжал Оззи. – На что ты намекаешь?
— Я намекаю на то, что вашей сестре нужен был шанс занять место Джой, и такой шанс ей представился. Студии пришлось бы просить ее заменить Джой для завершения съемок.
— Это – ложь! – закричал Оззи.
— Обыщи его и дай мне его бумажник, — попросил я Бренлоу.
Тот выполнил мою просьбу.
Я взял бумажник и продолжал.
— Когда я узнал, что Джой никуда не выходила, приехав на съемочную площадку, я понял, что по телефону звонила не она. Она не могла этого сделать. Ведь в этом здании телефона нет. Кэндору пришлось идти в павильон сценаристов, чтобы вызвать полицию. Следующей моей задачей было установить, кто звонил. Ответ – Сью Уильямс. Ведь Кэндор сказал, что именно она закончит съемки и будет озвучивать фильм. А это означало, что она может имитировать голос Джой. Сью сделала два звонка от имени Джой с единственной целью – подчеркнуть невменяемость известной киноактрисы.
— Ложь! – закричал Оззи. – Вы ничего не сможете доказать.
— Думаю, что смогу, — ответил я. – Человек, который совершает убийство из-за денег, не станет за здорово живешь жечь стодолларовые купюры. Я внимательно исследовал этот клочок сожженной купюры и убедился, что он отрезан ножницами от целой банкноты.
Я раскрыл бумажник, вытащил несколько банкнот и среди них одну стодолларовую, примерно четверть которой была отрезана. Потом взглянул на Оззи.
— Ты мог бы спасти свою шкуру, если бы решился избавиться от этой банкноты. Но ты же жаден, как акула. Ты знал, что банк принимает купюры, даже если они повреждены, лишь бы сохранилось две трети банкноты. И ты не пожелал расстаться даже с этой небольшой суммой, чтобы обеспечить своей сестре блестящую карьеру и огромные гонорары.
Я протянул банкноту Бренлоу.
— Вот тебе улика, приятель. А вот убийца. Я уверен, лаборатория докажет, что обожженный клочок отрезан от этой вот купюры.
Я направился к выходу. Меня тошнило, буквально тошнило от всего этого киношного мира. Я решил пойти в ближайший бар и как следует напиться, чтобы постараться забыть о происшедшем.

Перевод с английского Александра ЗУБКОВА.

Бойд Коррелл – псевдоним английского писателя Филиппа Макдональда (1899-1981). Макдональд – автор более двадцати романов. Многие годы работал сценаристом в Голливуде. Писал также сценарии для Уолта Диснея.












Rambler's Top100 Система Orphus