Косметика и парфюмерия
Журнал Потребитель. Экспертиза и тесты
 
Школа потребителя
Ч и т а л к а
Салон красоты
M a k e - u p
Спортзал

Экспертная оценка
Презентация

Школа красоты
Дела душевные
Независимый тест
Персона

Ремесло
Вопрос - ответ
Парфюмерная лавка
 
 

 

Classified
 






УСТАМИ МЛАДЕНЦЕВ
И... БАРМЕНОВ

Грег Макнил едва прикоснулся к своему бокалу. Сегодня, как никогда, ему нужна была трезвая голова. Перед ним стояла непростая дилемма. Он мог либо расстаться с Клариссой, порвать с ней раз и навсегда. Забыть о ней. Его сердце это бы не разбило. Или же он должен был убить Гарри Мелтона. Тогда Кларисса получила бы свободу и возможность выйти за него замуж, принеся с собой деньги покойного супруга.
Нелегкая задача! Как сделать верный выбор и не ошибиться?
Он оглядел погруженный в полумрак бар. Почти три месяца назад все началось именно здесь. Тогда Кларисса наблюдала за ним в зеркало позади стойки. Он знал, что она смотрит на него. Грег Макнил привык к вниманию женщин. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы объяснить это: подбородок с ямочкой, прямой, безукоризненной формы нос, широко расставленные серые глаза, вьющиеся черные волосы, ровные белые зубы. Словом, аристократическая внешность, вызывавшая у женщин чувство восхищения, смешанное с тревогой.
Он не торопился, ведь торопливость не к лицу профессионалу. Выждав с минуту, он поднес стакан к губам, одновременно поманив пальцем бармена. Тот подошел и остановился рядом. Контраст между внешностью двух этих мужчин был потрясающим: Адонис и Квазимодо.
— Еще мартини, мистер Макнил?
— Нет, пока не нужно. Барни, а кто эта женщина в том конце бара ну та, что так внимательно посматривает на меня?
— Вы имеете в виду куколку с бриллиантовыми сережками и брошью? Похоже, денег у нее куры не клюют. Вы про нее спрашиваете?
— Именно.
— Понятия не имею. Никогда ее тут прежде не видел. Но дамочка шикарная, что и говорить!
— Да, недурна.
Макнил допил свой коктейль и подтолкнул стакан через стойку.
— Еще одну порцию, Барни. И коктейль с шампанским для дамы. Передайте, что она произвела на меня неотразимое впечатление.
Бармен восхищенно осклабился.
— Черт побери, ну как вами не восхищаться, мистер Макнил! Сразу видна старая школа.
Грег Макнил принял эти слова как констатацию факта, а вовсе не как лесть. Да, собственно говоря, так оно и было. Недаром же он занимался этим делом уже больше двадцати лет. Ему только не особенно понравилось, что Барни несколько раз употребил определение «старый» применительно к нему. Хотя. Макнилу лишь недавно исполнилось тридцать девять, однако он был реалистом и не закрывал глаза на то, что с годами не становится моложе. Сам того не желая, Барни напомнил ему, что пока у него еще все карты на руках, пора подыскивать себе приличную тихую гавань и постоянную спутницу жизни.
Вот так в баре Барни он и познакомился с Клариссой. Немного захмелев, она рассказала ему, что жената на некоем Гарри Мелтоне, который вдвое старше ее и страшно богат.
— Я словно маленькая птичка в позолоченной клетке, — говорила она Грегу позднее, когда они танцевали в одном из пригородных ресторанов в Джерси.
— Как же вам удалось выпорхнуть из своей клетки сегодня вечером? — поинтересовался он. — Или дверца была плохо заперта?
— Гарри уехал в Чикаго по делам. Он нечасто отлучается из дому, и, когда это случается, я чувствую, что если не выйду хоть немного проветриться и развлечься, то просто сойду с ума.
Взглянув на него, она слегка тряхнула
головой.
— Бьюсь об заклад, вам не понять, каково мне приходится.
Он усмехнулся.
— Полагаю, насильно вас никто замуж
не тянул.
Кларисса горько рассмеялась.
— Любого человека можно купить. Вот меня и купили. — Она коснулась пальчиком губ Макнила. — Давайте развлекаться. Я — Золушка на своем первом балу, и полночь еще не наступила.
Отлучки Гарри Мелтона из города участились, и всякий раз как он уезжал, Кларисса спешила к Грегу. Они встречались в малолюдных местах, в основном, в пригородных ресторанах и не больше раза в одном и том же месте.
— Я не люблю Гарри, но деньги его мне тратить нравится, — говорила она Грегу.
Макнила, однако, несколько обижало равнодушие Клариссы к его проблемам. Она никогда не оплачивала счета в ресторанах и других увеселительных местах, хотя он честно признался ей, что денег у него негусто. Мотивировала она это тем, что ей будет трудно объяснить мужу расходы, сделанные в его отсутствие.
Примерно месяц спустя, как-то днем, Грег зашел в бар к Барни.
— А-а, приветствую вас, мистер Макнил! Давненько вы к нам не заглядывали!
— Да вот, все развлекаюсь, Барни. На работу уж и времени не хватает.
Барни понимающе подмигнул ему.
— Та самая куколка-блондинка с сережками и брошью? — поинтересовался он, ловко смешивая коктейль.
Макнил пожал плечами, и бармен широко осклабился.
— Потрясающе! Ну и дока же вы, мистер Макнил. Умеете обращаться с женщинами. Тут вам просто равных нет! Старая школа!
— Слишком уж у тебя все просто выходит, — пробурчал Макнил, — проблем у каждого хватает.
Барни нахмурился.
— У вас проблемы? Хотел бы я иметь проблемы, которые волнуют таких красавчиков, как вы. Ведь в девяноста девяти случаях из ста приглянувшаяся мне дамочка просто смеется мне в лицо.
Макнил улыбнулся. Довольно необычная ситуация: посетитель выслушивает жалобы бармена на жизнь. Обычно все бывает наоборот.
— По-моему, ты скромничаешь, Барни. За день у тебя тут проходит столько женщин.
Барни философски вздохнул.
— В общем-то вы правы. Я ведь говорил, что из ста хоть одна да найдется. Хотите — верьте, хотите — нет, но некоторые женщины просто с ума сходят по таким «красавцам», как я. Честное слово! Наверное, все дело здесь в материнском инстинкте или может еще в какой-нибудь фрейдистской чертовщине. Я только вот что хочу сказать. Если что-то дается с трудом, и вы должны приложить максимум усилий, чтобы получить желаемое, то и относитесь вы к этому серьезнее. Все время размышляете о том, как вернее добиться своего. Это не дает мозгам заржаветь.

Несколько дней спустя, находясь с Клариссой, Грег вспомнил слова бармена. Они поужинали в ресторане, затем отправились в один из недорогих дансингов. Там потанцевали, выпили несколько коктейлей. Человек, вроде Барни, возможно, сумел бы придумать выход из этой ситуации, — размышлял Макнил. — Наверное, у меня действительно мозги заржавели. Слишком уж долго я действовал по шаблону.
— О, Боже, никогда не подозревала, что ты способен так хмуриться, — весело воскликнула Кларисса. — Серьезные мысли одолели?
— В общем-то да. Я думаю о нас. о тебе и обо мне.
Улыбка исчезла с ее лица. Она серьезно кивнула. Пальцы ее машинально вертели пустой винный бокал. Потом она сказала:
— Гарри решил, что мы должны переехать на юг, Грег. Он говорил со мной об этом. Теперь, когда он сколотил более чем солидное состояние, ему хочется отойти от активного бизнеса, отдохнуть и расслабиться. Мы переедем в Майами или, быть может, на западное побережье, скорее всего, в Сарасоту.
Макнил почувствовал, как его охватывает паника. Он не может вот так потерять ее. Сколько сил уже потрачено!
— Ты. ты не должна позволить ему так поступить. Мы ведь любим друг друга. Разве наши чувства ничего не значат?
— Ну, а что я могу сделать? Если только. если только ты не хочешь, чтобы я ушла от него.
— Я. — Грег испытал внезапное замешательство. — Но это будет нечестно по отношению к тебе. У меня ведь нет денег. Ты же знаешь.
— Знаю, милый, — она ласково коснулась пальцами его руки. — Может быть, мы что-нибудь и придумаем. А сейчас я хочу еще потанцевать.
Конечно, на свете Кларисса не единственная женщина, — размышлял Грег, но где он найдет другую, которая потенциально «стоит» четыре или пять миллионов? Кларисса выйдет за него, если он сделает ей предложение. В этом Грег не сомневался ни минуты. Она бросит Гарри Мелтона с его миллионами и последует за ним. Но что их ждет впереди?
Как обычно, на следующий день он отправился в заведение Барни. Его влекло туда не только желание посидеть за стаканчиком мартини, но и возможность поболтать с неглупым, хорошо знающим жизнь барменом.
Барни приготовил ему коктейль, а потом, разложив на стойке газету, склонился над ней.
— Что вы думаете об этом придурке из Флориды? — спросил он у Грега.
— Ты о ком, Барни?
— Да об одном молодом олухе. Сейчас о судебном процессе над ним все газеты пишут. Вы, наверное, не следили за этим процессом? — спросил Барни.
Макнил отрицательно покачал головой.
— Парнишка этот, — начал объяснять бармен, — вознамерился жениться на дочери одного чикагского банкира. Однако тот, не будь дурак, раскусил его желание подцепить богатую невесту и пригрозил дочери, что если еще хоть раз увидит ее с этим прохиндеем, то лишит наследства. И что же наш парень делает? Преспокойненько приканчивает старикана, полагая, что теперь его милая получит все отцовские денежки, и они заживут вместе весело и счастливо.
— И что же? — поинтересовался Макнил.
— Да то-то и оно, что мозгов у этого дебила оказалось не больше, чем у шимпанзе. Сделал все так бестолково и бездарно, что теперь ему одна дорога — на электрический стул.
— А как же ему нужно было поступить?
— Выждать — вот как. Сделать вид, что он смирился с неизбежным и уйти. А самому потихоньку установить наблюдение за папашей. Возможно, тот регулярно совершал куда-то деловые поездки. Нужно было отправиться вслед за ним, быть может, изменив даже свою внешность, шлепнуть старика так, чтобы это выглядело, как ограбление, и уже потом, после того как все успокоится, надеть милой обручальное кольцо на палец. — Барни пожал плечами. — И все дела.
Макнил вдруг осознал, что и в его голове подспудно зрели подобные мысли. Безусловно, кардинальное решение проблемы заключалось в том, чтобы окончательно и бесповоротно избавиться от Гарри Мелтона. Однако мысль об убийстве ужасала Грега, и до сих пор он даже самому себе не решался признаться в подобных планах. Электрический стул кошмаром маячил перед его глазами. Ужасный конец! Но почему его обязательно должны поймать? Немало людей совершают убийства и остаются безнаказанными.
Во время их следующей встречи Кларисса сказала Макнилу:
— Завтра Гарри возвращается из Лос-Анджелеса, а затем отправляется в Атланту, где пробудет до конца недели. Это то, о чем я тебе говорила, Грег. Он улаживает свои дела и хочет как можно скорее обосноваться во Флориде.
— Но сначала он отправится в Атланту, так?
— Я сама заказала ему билет на самолет и зарезервировала номер в отеле. Он отправится прямым рейсом в шесть пятнадцать в пятницу и остановится в отеле «Империал Плаза».
— Так, значит, шесть пятнадцать? И летит он «Дельтой»?
— Шесть пятнадцать. В пятницу. Компанией «Истэрн Эйр Лайн». Думаю, омар и вино будут восхитительны. — Кларисса посмотрела на Грега, улыбнулась и отложила меню в сторону.
Макнил не раз видел фотографии Гарри Мелтона в газетах и потому сразу же узнал его. Это был крупный, грубовато-добродушный человек, и выглядел он моложе, чем воображал себе Грег.
В боинге Макнил, заказавший себе билет на тот же рейс на имя Кларенса Смита, сидел немного позади Мелтона. В аэропорту Атланты Макнил взял такси и направился в город. Остановился он в небольшой второразрядной гостинице неподалеку от «Империал Плаза». Он очень нервничал, вынимая револьвер из чемодана и засовывая его за ремень. Теперь ему предстояла самая опасная часть работы, и действовать следовало с сугубой осторожностью.
Он позвонил в «Империал Плаза», узнал номер комнаты Мелтона, и ему сказали, что тот как раз поднимается к себе. Макнил немедленно отправился в отель и уселся в холле, развернув газету. Когда муж Клариссы, наконец, спустился вниз, он последовал за ним на улицу, стараясь не потерять его из виду в потоке пешеходов. Он чувствовал, как струйки пота стекают у него по спине. Теперь нужно было только ждать подходящего момента.
Мелтон свернул на тихую боковую улицу. Шел он достаточно быстро и с решительным видом человека, совершающего необходимый моцион.
Позади стойки зазвонил телефон. Барни поднял трубку.
— А-а, привет, — ответил он. Несколько секунд он молча с глубоким интересом слушал собеседника, потом кивнул головой. — Значит, дело сделано? Славно. славно. Да не волнуйся ты! Для волнения нет ровно никаких оснований. Значит, его не поймали. Ну, так что? Если он попытается причинить тебе какие-то неприятности, пусть сам на себя пеняет. Окажется на электрическом стуле — вот и все. Нет, детка, нет. Никому и в голову не придет, что он имеет какое-то отношение к тебе.
Барни некоторое время продолжал слушать голос на другом конце провода. Он неторопливо кивал головой, а когда заговорил, в голосе его слышала настоящая нежность.
— Я знаю, что ты любишь меня, Кларисса. А ты знаешь, как я отношусь к тебе, но полагаю, нам не следует это делать так поспешно после смерти Гарри. Через пару месяцев? Да. Конечно. Не вижу причин, почему бы нам тогда не пожениться .


• Перевод с английского Александра ЗУБКОВА •











Rambler's Top100 Система Orphus