Косметика и парфюмерия
Журнал Потребитель. Экспертиза и тесты
 
Школа потребителя
Ч и т а л к а
Салон красоты
M a k e - u p
Спортзал

Экспертная оценка
Презентация

Школа красоты
Дела душевные
Независимый тест
Персона

Ремесло
Вопрос - ответ
Парфюмерная лавка
 
 

 

Classified
 





Чем пахнет цветок, если он мужчина?//история японской парфюмерии


В Японии всегда жили со вкусом. В этой маленькой стране размером с какую-нибудь Новгородскую область умеют ценить вещи, с точки зрения жителей стран-гигантов, самые обычные. Ну, расцвела в очередной раз сакура, а облака опять готовы пролиться дождем... Мы тоже понимаем, что это красиво!
Но для японца красоты мира не просто предмет эстетического любования, а парфюм не только еще один способ получить чувственное наслаждение. Это мощный фактор, который влияет на гармоническое развитие человека.
Это — философия. А раз так, нет ничего удивительного, что именно японцы открыли новое направление парфюмерии, основой для которого стало соединение восточного и западного, с одной стороны, и практически
отсутствие запаха — с другой.

ФИЛОСОФИЯ АЛОЭ
Уроженцы Японских островов никогда не были избалованы обилием буйно цветущих растений с упоительными запахами, как, к примеру, Мадагаскар со знаменитым на весь мир иланг-илангом. Вот уж воистину африканскому острову оказалось достаточно одного цветка любви, чтобы навсегда быть вписанным золотыми буквами в книгу высокой парфюмерии! В Японии подобных сырьевых изысков не было. Приходилось пользоваться простенькой парфюмерной помадой ниоябра из масла и воска. Повсеместно, и во время торжественных обрядов, и для изысканности интерьера, жгли благовонное дерево джинко. Ценным считался даже аптечный запах алоэ! Да, на таком материале не разгуляешься.
Зато пышным цветом расцветала философия ароматов. Изыскивались новые способы их использования, вдумчиво изучалось влияние запахов на поведение человека. Обнаружилось, что они становятся бесценными помощниками в нелегком деле релаксации задерганного жизнью потомка самурая, предоставляя уникальную возможность поменять обстановку, не выходя из дома. Купил, к примеру, духи с букетом юго-восточных трав и цветов — приобрел не просто парфюм, а туристическую путевку. От аромата ощущение такое, будто съездил в отпуск в какую-нибудь благодатную страну с райской природой и ангельски доброжелательными аборигенами. Эта концепция парфюмерии, традиционная для Востока, для Запада стала настоящим открытием. Ее проникновению в рациональные умы европейцев помогли такие японские торговые дома, как Кодзу, основанный еще в XVII веке.


ОТ МИКСТУРЫ ДО ПАРФЮМА — ОДИН ШАГ
У нас же, в России, больше известна марка Shiseido, тоже во всех отношениях достойная и респектабельная. Разбег она взяла в последней трети XIX столетия, а точнее в 1872 году. Не семнадцатый век, конечно, но и не конец двадцатого, с другой стороны. Есть исторический багаж, первые кирпичики которого начал закладывать химик Юшин Фукухара. О! Он был настоящим японцем, способным и в прозаической жизни найти место прекрасному. Ко всему подходил основательно, не суетясь. Прежде чем открыть собственную аптеку, господин Фукухара, следуя особенностям национальной логики, перечел знаменитую китайскую Книгу Перемен. Там он нашел чудесное слово «шисейдо», состоящее из двух иероглифов «ши» и «шей». Переводится сие так: «почитай силы земли, потому что она питает и развивает жизнь». Фукухара восхитился благозвучием, ему понравился и философский подтекст. И он подумал: «Что может быть лучше для названия фармакологического заведения, привлекающего покупателей и вызывающего у них доверие?»
Юшин был грамотным бизнесменом. Он мечтал создать торговую точку самого высокого класса, а не простую аптеку, каких пруд пруди. Чтобы достичь желаемого, следовало открыться не просто в оживленном месте, а в самом что ни на есть престижном. Сказано — сделано! На улице элитарного района Токио Гинза как по мановению волшебной палочки появляется новая аптека. Слух о ней достиг каждого более или менее годящегося на роль потенциального солидного клиента. Все знали, что в заведении Фукухара можно приобрести чудесный косметический продукт Eau rouge — «красная вода». Это был замечательный лосьон, нежно ухаживающий за кожей. Особенно популярным он стал у гейш, которые знали толк в косметике. И это было лучшей рекламой.
1900 год стал переломным для Shiseido. Юшин Фукухара съездил в Париж на Всемирную выставку. Запад заворожил его так же, как Восток очаровывает многих европейцев. Увлечение французской культурой передалось его сыну Шинзо. Юный отпрыск, уже обогащенный знаниями по фармакологии, которые почерпнул в Соединенных Штатах, стремится постичь ее тонкости, естественно, живя в Париже. Сами понимаете, заниматься в этом легкомысленном городе исключительно пилюлями и микстурами даже серьезному японцу было трудно. Атмосфера жизнерадостности и творческого полета требовала чего-то более легкого, эфемерного и упоительно прекрасного. Парфюмерия всем требованиям отвечала. Но для нее было необходимо особое вдохновение. Бродя среди самых эстетичных в мире клумб Люксембургского сада или просиживая целые вечера в артистических кафе Монмартра, фармацевт обдумывал новый образ аромата. И тот сложился во всей своей красе. Получился симбиоз европейского и японского.


ПАРФЮМЕРНАЯ КОЛЛЕКЦИЯ SHISEIDO
Это была гениальная идея. Сдержанная элегантность и искрометный парижский шик в сочетании с японской утонченной роскошью — вот то, чего давно ждала заинтересованная публика. Композиции из традиционно европейских ароматов — розы, жасмина и исконно японских — глицинии, хризантем, вишневого цвета, магнолии и камелии, — поразили мир благоуханий, привыкший к традиционному разделению на восток и запад, небывалой новизной.
Успех первых духов Hanatsubaki («Камелия»), выпущенных в 1916 году, стал веским аргументом в пользу открытия магазинов Shiseido по всей Японии. Продвижению марки на мировом рынке способствовало новое увлечение европейцев всем японским в 60-х годах. Именно тогда появляется знаменитый парфюм Zen (1964 г.), до сих пор пользующийся популярностью. Эстафетную палочку подхватили и другие творения Shiseido. В каждом из них было что-нибудь непривычное. Взять хотя бы Relaxing Fragrance — образец парфюмерного прогресса 1997 года. Только вошли в моду легчайшие, как вуаль, запахи — пожалуйста, дорогие покупатели, марка Shiseido к вашим услугам!
Relaxing Fragrance — настоящий революционный аромат. Он еще более воздушный и еще менее навязчивый, чем самая нежная туалетная вода, потому что в составе парфюма нет спирта! Идеально подходит для лета. Кратковременность душистой волны становится преимуществом под палящим солнцем. Искусно созданный флер не успевает измениться, смешавшись с естественными запахами тела. Комфорт теплого времени года подчеркивает зеленое матовое стекло флакона и его эстетски простая вытянутая форма. По замыслу производителей, это должно было создать ненавязчивые ассоциации с травами, которые колышатся на ветру. Умиротворение, которое создает визуальный образ, усиливается уже с головной ноты парфюма, где уживаются благоуханная чайная роза и прохладная свежесть ростков бамбука и огурца. Пышность, но не вычурность пиона, гардении и кардамона в сердечном вздохе быстро переходит в едва слышный аромат шлейфа, созданный из дуновений сандала, мирры и пачули. Уникальный букет этого цветочного зеленого парфюма с пряными нотами соответствует придирчивому вкусу. Недаром самая красивая российская кинозвезда Евгения Крюкова, знающая толк в парфюмах, предпочитала этот аромат всем остальным.
Но не успел он появиться, а на парфюмерной сцене опять событие: Vocalise. Парфюм, не сложенный, согласно традиционной иерархии, последовательно из верхней, сердечной и конечной нот. Они мирно сосуществуют, позволяя то одному, то другому компоненту солировать, не по очереди, а параллельно, как цвета в радуге. Композиция составлена из белой орхидеи, розы, ландыша, нероли, персика, перца, мускуса. Здесь все: и сладко-бархатный дух цветов, и вкусный аромат фруктов, и острота пряностей, и животная чувственность.


КЕНЗО: ВОСТОК-ЗАПАД
Самыми мощными экспортерами японских парфюмерных идей стали дизайнеры. Они заставили весь мир без запинки произносить японские слова, докапываться до их сути и примерять на себя почти аскетичные одежды восточных философов.
В начале 1960-х Японии было не до моды. Она все еще переживала последствия Второй мировой войны. Именно в это время в Токийском художественном институте учился никому неизвестный Кензо Такада. Он и не подозревал, что спустя некоторое время войдет в десятку самых известных кутюрье мира и поклонники Высокой парфюмерии будут с нетерпением ждать ароматную новинку с надписью Kenzo. Видимо, каким-то шестым чувством, уловив неслышные призывы судьбы, Такада, несмотря на то что был отличником, бросил все, сел на корабль и отплыл во Францию. Он хотел заниматься высокой модой. Париж поначалу встретил его неласково. Для теплолюбивого японца первый город мира был слишком холодным. Блюда французской кухни, которыми восхищается все просвещенное человечество, тоже не радовали. Они были настолько тяжелы и непривычны для нежного восточного желудка, что бедняга Кензо некоторое время питался одним хлебом. Первым парижским жилищем будущей звезды дизайна стала ванная комната в квартирке на Монмартре — классическом прибежище начинающих художников.
Вот так началась самостоятельная жизнь сына многодетного владельца чайного домика. Но недаром трудолюбие и терпение — национальные черты японского характера. Работа в текстильной компании и жесткая экономия дали возможность Кензо открыть маленький бутик. Его сестры и их подруги сидели в задней комнате и шили придуманные им модели. Остатки тканей не выбрасывались. Из них была создана первая коллекция, продемонстрированная профессионалам от кутюр в 70-м году. Через две недели после этого знаменательного события о Кензо Такада уже писали модные журналы, а его фотография украшала обложку Elle. Мода приняла в свои объятия «самого западного среди японских модельеров и самого японского — среди западных».
Его одежда излучает радость и жизнелюбие. Даже любители маскировки под асфальт поддаются обаянию ярких и сочных цветов. Такада сочетает их со всей смелостью гения, которому прощается все. Он затевает увлекательную игру с предметами различной длины и ширины, сочетанием восточных и западных элементов одежды в одном костюме, многослойностью тканей, шалями и юбками, надевая их даже поверх брюк. (Еще недавно это казалось приемлемым лишь для гардероба беженцев.) Все это Кензо Такада делает блестяще и убедительно, играючи увлекая в свой жизнерадостный мир даже хронических зануд.


ДЫША ДУХАМИ И ТУМАНАМИ
Он обожает растения. И они у него повсюду: на кимоно, платьях, юбках, брюках. Даже себя Такада называет мужчиной-цветком. Не удивительно, что, решив в 1988 году выпустить духи под собственной маркой, кутюрье выбрал теплое благоухание цветов и фруктов. Не мудрствуя лукаво, назвал их просто Kenzo. Замечательный аромат, но ничего необычного в нем нет. А вот в 1991 году появляется воистину революционный парфюм — Kenzo pour homme. Это творение сразу же стало любимцем тех, кто держит нос по ветру и в курсе событий парфюмерной моды. На тот момент не было ничего более современного, чем слияние цветочных запахов с морской свежестью. Такой коктейль стал возможен благодаря веществу калон, придающему аромату морскую солено-йодистую ноту. Во флаконе, с одной стороны имитирующем бамбук, с другой — откровенно фаллическую форму, спрятан аромат морского тумана и устриц. Так говорил сам дизайнер. Чтобы получить это чудо, которое нельзя потрогать руками, парфюмер Кристиан Матье использовал вполне реальное сырье. В результате его творческих изысканий в верхних нотах оказались бергамот, фенхель, озон и свежая зелень. В сердечной ноте чувствуется пряный дух гвоздики, мускатного ореха, а также шалфея и герани. Табачная дымка сандала и розового дерева, дубового мха, бергамота и ветивера — в шлейфе.


КАЖДОЙ ДАМЕ ПО ОДИССЕЮ
Дамы поначалу упивались морскими запахами со стороны, обнюхивая своих мужей и любовников. Появление собственного представителя сильного пола в облаке душистого морского тумана было равносильно уикенду где-нибудь под Венецией. Но потом эта монополия стала вызывать глухое раздражение. Еще немного и раздался бы вопль: «Мы тоже так хотим!»
Иссей Мияке — гениальный японский дизайнер — не стал дожидаться точки кипения. Когда сложилась благоприятная ситуация для продажи чего угодно под маркой Issey Miyake, он обратил свой кутюрный взор на парфюмерию. Откровенные запахи ему были не по вкусу, больше нравились прозрачные оттенки. Так появился первый водный парфюм для женщин. Теперь выражение «свежа, как утренняя роса» можно было воспринимать буквально. Достаточно сделать пару пшиков из конусовидного флакона с ароматом L’Eau d’Issey — и аромат дождевых струй или капелек росы на лепестках цветов обеспечен. Переводится название парфюма — «Живая вода» или «Вода Иссея». Слышится вроде что-то про Одиссея... Как кому нравится. Главное, что влажный аромат чистоты и невинности остается на гребне моды до сих пор. На рубеже третьего тысячелетия он как будто потускнел, но потом напитался новыми нотами, пряными, к примеру, и вновь вырулил на первый план. Что там еще придумают японцы? Чем удивят? Будем ждать.

••• Ольга МУЗЫКИНА •••












Rambler's Top100 Система Orphus