Косметика и парфюмерия
Журнал Потребитель. Экспертиза и тесты
 
Школа потребителя
Ч и т а л к а
Салон красоты
M a k e - u p
Спортзал

Экспертная оценка
Презентация

Школа красоты
Дела душевные
Независимый тест
Персона

Ремесло
Вопрос - ответ
Парфюмерная лавка
 
 

 

Classified
 





Если друг отказался вдруг...//импотенция


Оказывается, существуют целые списки причин «почему лучше быть мужчиной, чем женщиной». Недавно я в Интернете штук восемь сайтов на эту тему обнаружила. И ноги нам брить надо, и оргазмы наши ненастоящие, и лишним весом все мы до неприличия озабочены... Одни проблемы! Они (мужчины) очень любят пошутить по этому поводу. См., например, Весельчак.Ру. И у меня в ответ появилась мысль, что есть только одна реальная причина «почему лучше наоборот»: женщине не надо бояться, что в самый ответственный момент у нее «не встанет». И этот аргумент перевешивает все хохмы по поводу «типично женских» комплексов и фобий. Ведь страхи по поводу сексуальной состоятельности (а точнее несостоятельности) отравляют жизнь даже самым успешным во всех других областях мужчинам. А заодно и нам. Спросите у любого, кто постарше тридцати, какое самое страшное слово. Правильно, импотенция.
И это совсем не шутки.

НОЧНОЙ ПОЗОР
Я не случайно выбрала такое неполиткорректное, с точки зрения сексологии, слово — «позор». Медицина считает импотенцию, или эректильную дисфункцию (официальное наименование), таким же заболеванием, как и всякое другое. Но не мужчины! Невозможно представить себе, чтобы взрослый человек, в здравом уме и твердой памяти, стеснялся своего гастрита, диабета или тщательно скрывал от окружающих наличие кариеса. В общественном сознании это «нормальные», допустимые болезни (или расстройства). Но не то с пресловутой эректильной дисфункцией (ЭД). Назвать мужчину импотентом — это оскорбление, хуже которого не придумаешь. И причина здесь лежит в самых глубоких слоях подсознания, я бы сказала, на генетическом уровне.
Прочная связка «хорошая потенция = настоящий мужчина» уходит корнями в самую дремучую древность. Вспомнить хотя бы основополагающий для всех примитивных народов культ фаллоса. Мужской половой орган (естественно, в эрегированном состоянии) символизировал активное, творческое начало, силу, мощь. Среди археологических памятников «доисторической эпохи» вы не найдете изображений атлетов с накаченными мускулами. Крупное тело вообще было исключительно женской атрибутикой. А вот натуральные или символические изображения мужского полового органа — очень и очень типичны. Любопытно в этой связи то, что в относительно недавнем прошлом (а во многих частях мира и по сей день) импотенция рассматривалась как результат колдовства или черной магии. И до XIX в. сексуальные проблемы относились скорее к компетенции церкви, чем медиков. Вот цитата из известного Молота ведьм (Malleus Maleficarum, 1486 г.): «Если член не возбуждается и никогда не способен участвовать в коитусе — это признак природной фригидности, если же он возбужден, но не достигает эрекции — это признак колдовства».
Неудивительно, что и на сегодняшний день проблемы потенции имеют больше психологических, чем физиологических аспектов. Современный мужчина в глубине души считает свои сексуальные расстройства если не проклятием, то неполноценностью, это точно. И лейтмотивом размышлений по поводу неудавшегося полового акта является формулировка «я больше не мужчина». Этот вывод распространяется не только на сексуальную сферу. Психологи считают, что неуверенность в интимной зоне автоматически накладывает отпечаток на всю жизнь мужчины. Вот стандартные комплексы, которые следуют за неудавшимся половым актом (основа — комплекс неполноценности, потеря самоуважения, на фоне чего развиваются другие эмоциональные состояния).
• Отсутствие уверенности. «Я не уверен, что смогу выполнять и другие мужские функции». В итоге — «нет выхода, наверное, ничто мне не поможет».
• Внутренний конфликт и постоянный самоанализ. «Я должен перебороть себя, потому что проблема находится внутри меня». В итоге усталость — «это не жизнь».
• Чувство стыда. «Люди могут подумать, что я импотент». В итоге одиночество, мужчине кажется, что на него «все подозрительно (или даже презрительно) смотрят».


ЕЩЕ ОДНА ПОПЫТКА!
К такому выводу приходят, конечно же, не сразу. Сексологи выделяют определенные, наиболее типичные, этапы в поведении мужчин с ЭД. По статистике «приговор» себе выносят после трех неудач подряд. Либо с одной и той же партнершей, либо с двумя-тремя разными. Причем последний вариант характернее. Так как в этой ситуации «поход налево» рассматривается мужчинами в качестве своеобразного теста на прочность. «Я только с ней не могу или уже не могу вообще?» И в напряженной психологической ситуации получается, что «уже не могут вообще». Слишком велика ответственность и слишком тонкие и сложные механизмы здесь задействованы. Не случайно говорят, что секс не между ног, секс в голове. Более того, эрекция, подобно спортивной тренировке, улучшается с каждым удачным опытом и, наоборот, ухудшается после очередного «упс». Поэтому мужчина, столкнувшись единожды с «провалом», в другой раз постарается провернуть весь половой акт по-быстренькому. А вдруг опять? Возможно, вы удивитесь, но 70% мужчин считает сексом исключительно момент соития и только 9% — полный цикл. Причем факт семяизвержения (оргазма) является для наших партнеров абсолютно необходимым. В противном случае секса вроде как и не было. (Кто из нас взялся бы утверждать подобное?)
Схема рассуждений мужчины, столкнувшегося с эректильной дисфункцией, по утверждению медиков, выглядит примерно так.
1) Чувствую шок, считаю все случившееся трагедией, произошедшей из-за стрессов и возраста.
2) Начинаю анализировать свое психологическое и физическое состояние, расстраиваюсь, чувствую себя неполноценным. Жена, подруга могут дать мне препарат и устранить проблему!
3) Надеюсь, что все дело в стрессах, психологии, замечаю некоторые изменения в отношении людей ко мне, или это мне только кажется.
4) Я решаю что-то делать, хотя я сознаюсь при этом, что я больше не настоящий мужчина.
5) Начинаю собирать информацию в аптеках, читаю, участвую в мужских разговорах об этом.
6) Решаю купить первое средство для лечения нарушений потенции — самое простое, натуральное/дешевое.
7) Затем снова «тщательно прислушиваюсь» к своему телу.
8) Простое средство не помогает, и я решаю, что все намного серьезнее, чем я надеялся, так как теперь дело не в стрессе, а в физиологии, возрасте. Жизнь становится бессмысленной, возможно, мне нужно пойти к врачу...
9) Я покупаю наиболее известный, наиболее сильный препарат.


ТАБЛЕТКА ДЛЯ ЛЮБВИ
Все мы разные, у каждого индивидуальная реакция на стрессовую ситуацию. Но, учитывая определенные социокультурные стереотипы, можно выделить два практически полярных подхода мужчин к своим проблемам. Условно назовем их «борцовским» и «гедонистическим». Первый характерен для постсоветского общества, где еще не до конца развенчан культ «настоящего мужика». Второй типичен для западных стран, где люди склонны более снисходительно относиться к проблемам со здоровьем.
Тип мужчины — борец. Менее осознанное (не полное осознание проблемы): «Я не настоящий мужчина сейчас, но я стану таким же сильным, как и был, вернусь в свое исходное состояние, я знаю, что я достаточно силен и не позволю никому считать себя импотентом». Такое восприятие социально приемлемо, «экстравертно», оно отражает российский стереотип мужской силы. И предполагает более слабые препараты (обычно те, которые называются «натуральными» или «специальными витаминными комплексами»). Они «просто помогут», а логика в данном случае такова: «С проблемой справляюсь я сам, я сам «делаю это», а препарат — это просто инструмент, «орудие». Препарат ни в коем случае не должен подаваться как лекарство.
Тип мужчины — гедонист. Более осознанное (полное осознание проблемы): «Я больше не такой мужчина, которым я когда-то был». Логика рассуждений здесь примерно такая: «У меня проблемы с эрекцией, это совершенно точно. И не важно, физические они, или психологические (но я надеюсь, последнее), или возрастные — я больше не хочу постоянно бороться с этими проблемами. Я хочу получать удовольствие от секса и чувствовать себя спокойно. Поэтому пусть работает препарат. Это восприятие более индивидуалистично, менее социально приемлемо, интравертно, но более гедонистично, так как отражает стремление получать удовольствие всеми способами, даже за счет «признания себя несостоятельным». Оно предполагает более сильный препарат, который сам решит проблему и устранит «борьбу с самим собой». Кстати, интересно, что многие молодые американцы периодически принимают «допинг» перед половым актом для подстраховки.
Мужчина-борец склонен решать все свои проблемы сам, вне зависимости от компетенции в том или ином вопросе. Именно такие люди постоянно занимаются самолечением, а визит ко врачу расценивают как унижение и признание собственной слабости. Они же, как правило, перегружены самыми невероятными «мужскими» комплексами, мифами, стереотипами и предрассудками. В том числе страхами перед врачами и резко негативным отношением к любым лекарствам. «Таблетки вызывают привыкание, если я начну принимать какие-то лекарственные препараты, то уже никогда не смогу без них обойтись и перестану быть настоящим мужчиной». И именно с такими мужчинами (которых у нас, к сожалению, большинство) очень трудно общаться как медикам, так и собственным партнершам.


ПОДРУЖКАМ НА ЗАМЕТКУ
• Современная медицина предполагает принципиально иной подход к лечению ЭД. Согласно ему доктор не только подбирает мужчине самый подходящий для него режим терапии, но и советует, на какие моменты в своей жизни вообще и сексуальной жизни в частности он должен обращать особое внимание, как психологически настроить себя. Врач предлагает мужчине программу некого физического и психологического фитнеса, которая дает явные преимущества в его личной жизни и жизни в обществе. Врач исполняет роль медика, психолога и тренера по культуре тела и секса в одном лице. Вряд ли стоит этим пренебрегать.
• Препараты последнего поколения давно уже престали быть «лошадиным допингом», который вызывает привыкание. Лекарства, подобные «Виагре» и другим актуальным препаратам, действительно способны значительно восстановить мужскую половую функцию вплоть до полной нормализации (и как следствие отказа от стимулирующих средств).
• Важнейшую роль, особенно на первых этапах нарушения эрекции, играет общая сексуальная культура. В первую очередь это касается семейных отношений. С одной стороны, это стеснение высказать свои желания, чтобы не показаться «грубым и развратным», а с другой, что намного серьезнее, боязнь обидеть партнершу «претензиями». Возможно, ваш мужчина не может по-настоящему возбудиться потому, что ему не нравится ваш запах, отсутствие эпиляции, расплывшаяся фигура... Но он вас любит и не хочет травмировать. Очень характерная ситуация для пар, проживших вместе много лет. Они боятся разговаривать, боятся что-то менять. «Страсть ушла, наверное, это нормально». Тем не менее рутина и надоевшие за годы ритуалы — это первый шаг к импотенции у мужчины и фригидности у женщины. Словосочетание «супружеские обязанности» звучит ужасно.

••• Марьяна КАПСУЛЕЦКАЯ •••












Rambler's Top100 Система Orphus