Косметика и парфюмерия
Журнал Потребитель. Экспертиза и тесты
 
Школа потребителя
Ч и т а л к а
Салон красоты
M a k e - u p
Спортзал

Экспертная оценка
Презентация

Школа красоты
Дела душевные
Независимый тест
Персона

Ремесло
Вопрос - ответ
Парфюмерная лавка
 
 

 

Classified
 






ЗАПАДНЯ
У Эмори Синклера и его жены Хелен имелось все для того, чтобы быть счастливыми – огромный четырехэтажный особняк на 70-й улице в Нью-Йорке, великолепная вилла во Флориде и состояние, которое, по самым скромным подсчетам, оценивалось в десять миллионов долларов. Однако Эмори был весь в делах, занимаясь крупными валютными операциями. Хелен, всецело предоставленная сама себе, скучала и проводила дни в дорогих салонах красоты. Хотя ей было уже тридцать шесть лет, никто не дал бы ей больше двадцати восьми.
Возможно, все так и продолжало бы идти по накатанной дорожке, если бы Эмори
не уволил свою секретаршу и не взял
на ее место молодого человека по имени
Пол Фентон. Сам Эмори дневал и ночевал в своем кабинете на четвертом этаже, ему постоянно нужна была помощь, и он настоял на том, чтобы его личный секретарь жил
в их доме.
Молодой человек был красив, воспитан, хорошо одевался. Он охотно сопровождал Хелен на концерты и в театры, поскольку ее муж почти всегда был занят. Вскоре их взаимная симпатия переросла в гораздо более серьезное чувство, и спустя два месяца они уже не мыслили своего существования друг без друга.
Пол уже был готов пойти к Синклеру и признаться ему во всем, но Хелен обладала гораздо большей практичностью и здравым смыслом. Своих денег у нее не было, и она понимала, что в случае развода огромное состояние Эмори будет для нее потеряно. Рай в шалаше с любимым человеком ее не прельщал. Следовало найти способ избавиться от Эмори, сохранив его состояние. При этом она сама, разумеется, должна была остаться вне подозрений. После недельных раздумий она придумала план, который обещал полный успех.
Осуществить его можно было лишь в день отъезда из их нью-йоркского особняка. Как всегда, в начале зимы Хелен и Эмори переезжали во Флориду.
В тот день Хелен сидела в кабинете мужа на четвертом этаже, ожидая, когда он с Полом закончит просматривать бумаги. До отъезда оставалось меньше часа. Все было уже готово – мебель покрыта чехлами, багаж снесен вниз в холл, прислуга рассчитана и отпущена.
К ней подошел Пол.
— Вот ваши билеты на самолет, миссис Синклер, – произнес он.
Хелен бросила взгляд на мужа. Полные губы Эмори, как часто бывало в последнее время, кривились в усмешке.
— Благодарю вас, Пол, – любезно ответила она.
Эмори поднял глаза на жену.
— Пол сейчас отвезет эти бумаги в компанию Лазардса. Это в центре города. Я распорядился, чтобы мой шофер отвез его туда на моей машине. Нам она больше не понадобится. В аэропорт мы поедем на такси. – Он повернулся к Полу.
– Распорядитесь, чтобы дворецкий вызвал такси через пятнадцать минут.
Пока Пол отдавал необходимые распоряжения дворецкому, Хелен быстро соображала: «После того как Пол уйдет, они с Эмори останутся дома одни». Она поднялась и, делая вид, что совершенно спокойна, хотя сердце у нее судорожно колотилось, сказала:
— Тогда я передам дворецкому, что он может уйти. Он нам не понадобится после того, как вызовет такси.
В своей комнате, этажом ниже, она еще раз мысленно повторила все, что должна будет сделать в следующие полчаса. Они с Эмори собирались вместе отправиться в аэропорт. Хелен должна была лететь во Флориду и провести там месяц с семейством их друзей Гендерсонов, пока ее вилла не будет приведена в порядок. Эмори отправлялся в Чикаго. Там он планировал пожить три недели в клубе, членом которого состоял, а потом должен был приехать к Гендерсонам. Пол же собирался поехать в Филадельфию, погостить у своих родителей.
Если ее план удастся, никто не хватится Эмори раньше, чем истекут эти три недели. В клубе, где он так и не появится, просто подумают, что у него изменились планы. Ну а когда его все-таки хватятся, будет уже слишком поздно. Необходимо только сохранить присутствие духа на ближайшие десять минут.
Она подошла к окну как раз в тот момент, когда машина отъехала от дома. Теперь, когда Пол уехал, ей нужно только избавиться от дворецкого.
Она поспешно схватила свое пальто, сумочку и перчатки и спустилась на лифте вниз.
— Мистер Синклер изменил свои планы, Бартон, – сказала она дворецкому. – Он пока останется здесь. Пусть его вещи постоят в холле, а мои чемоданы отнесите в такси. Скажите шоферу, что я выйду через несколько минут.
Когда дворецкий вернулся, Хелен поблагодарила его и сказала, что больше в его услугах не нуждается. Он может ехать к себе домой. Перед своим возвращением в Нью-Йорк они ему позвонят. Когда он ушел, она взглянула на часы. До их отъезда оставалось пять минут.
Хелен торопливо прошла на кухню, включила там свет и подошла к стене, где были расположены выключатели и панель с предохранителями. На полке под панелью стояла картонная коробка, в которой лежало с полтора десятка предохранителей. Некоторые из них были годные, другие уже перегорели. Она выбрала один перегоревший и положила его на полку. Затем вернулась в холл и подошла к лифту, прислушиваясь. В доме царила мертвая тишина.
Внезапно она услышала, как дверь кабинета Эмори наверху хлопнула, а потом уловила легкий щелчок двери лифта. Когда до нее донеслось отдаленное жужжание включенного лифта, она бегом возвратилась на кухню. Подойдя к панели, вытащила предохранитель из гнезда с надписью «лифт» и вставила на его место перегоревший. Годный же бросила в коробку. Переведя дыхание, она поспешила в холл и уже по дороге услышала, как в остановившейся между вторым и третьим этажами кабине лифта Эмори изо всех сил колотил кулаками в дверь. В холле эти звуки были еще слышнее и страшнее. Затем все стихло. Внезапно тишину дома прорезал жуткий вопль попавшего в западню человека. Зажав уши ладонями, чтобы не слышать этот ужасный крик, Хелен подбежала к входной двери, распахнула ее, а потом быстро захлопнула за собой. Тяжело дыша, она остановилась на верхней ступени крыльца. К счастью, сюда на улицу не доносился ни единый звук изнутри.
Хелен быстро уселась в такси.
— Пожалуйста, поторопитесь, – с трудом переводя дыхание, сказала она таксисту, – я опаздываю на рейс.
В самолете Хелен приняла таблетку снотворного и вскоре задремала. Проснулась она, когда самолет уже был над Флоридой. В аэропорте ее встретили Гендерсоны. Сияло солнце, голубели небеса.
Следующие несколько дней Хелен старалась не вспоминать о том, что произошло в Нью-Йорке. Она купалась, играла в теннис, ходила по модным магазинам. Ночью принимала снотворное. Поначалу ее мучили кошмары. Однако время шло, и прошлое постепенно забывалось. Через три недели оно уже не мучило ее.
Как-то днем в машине по дороге к парикмахеру мисс Гендерсон спросила Хелен:
— Кстати, а когда приедет Эмори?
Хелен вздрогнула. Она совсем забыла, что именно сегодня, в день ее рождения, Эмори должен был присоединиться к ней.
— Думаю, что сегодня днем, – нерешительно ответила она.
Ей почему-то вспомнилось, как пару месяцев назад они с Эмори в ювелирном магазине любовались чудным изумрудным ожерельем. Тогда Эмори сказал ей, что оно чересчур дорогое. Она решила, что когда вернется в Нью-Йорк, то обязательно купит его.
Возвратившись из парикмахерской, она прошла в свою комнату и принялась размышлять, что предпримет после того, как Эмори не появится сегодня днем. Естественно, она притворится обеспокоенной. Потом позвонит в клуб Эмори в Чикаго, а затем Полу в Филадельфию. Она поручит ему заявить об исчезновении Эмори. На следующий день позвонит дворецкому Бартону, чтобы тот открыл дом на 70-й улице. Когда она вернется в Нью-Йорк, все самое неприятное уже будет позади.
Надев вечернее платье, Хелен спустилась в гостиную и столкнулась лицом к лицу... с Эмори. Словно окаменев, она стояла, чувствуя, что сейчас лишится чувств.
— Привет, Хелен, – насмешливо произнес он, – ты выглядишь так, будто увидела привидение.
Она отступила на шаг, не в силах осознать происшедшего. Эмори не мог сам выбраться из кабины лифта. Наверное, это дворецкий... Ну конечно, ведь только у Бартона был ключ. Вероятно, он что-то забыл и вернулся в дом.
Эмори заботливо подвел Хелен к креслу, усадил. Потом подал ей бокал с виски. Выпив, она почувствовала себя лучше.
Улыбаясь, Эмори достал из кармана пиджака темную плоскую коробочку.
— Видишь, я не забыл про твой день рождения, – он раскрыл коробочку. На белом атласе сверкало изумрудное ожерелье.
Хелен в недоумении смотрела на драгоценность.
— Но когда ты успел?.. – запинаясь, спросила она.
— Я купил его в центре, в то утро... перед тем, как вылетел в Чикаго.
— Ты поехал в центр? Но ведь... – голос ее осекся.
— Да, я решил сам отвезти бумаги в компанию Лазардса, а заодно и купить тебе подарок. Хотел сделать сюрприз.
Она слабо вскрикнула.
— Значит, это Пол был наверху?
– Конечно. Я поручил ему закончить кое-какие дела.
Хелен с трудом поднялась с кресла, держась за спинку, чтобы не упасть.
Насмешливо улыбаясь, Эмори проговорил:
— Когда я вернулся в дом за чемоданами, он был еще там.
Затем, глядя на ее пепельно-бледное лицо, с наслаждением прибавил:
— И когда я уходил, он все еще там оставался. В лифте.

••• Перевод с английского Александра ЗУБКОВА •••












Rambler's Top100 Система Orphus