Косметика и парфюмерия
Журнал Потребитель. Экспертиза и тесты
 
Школа потребителя
Ч и т а л к а
Салон красоты
M a k e - u p
Спортзал

Экспертная оценка
Презентация

Школа красоты
Дела душевные
Независимый тест
Персона

Ремесло
Вопрос - ответ
Парфюмерная лавка
 
 

 

Classified
 





ПАРФЮМЕР НОВОЙ ВОЛНЫ // софи лаббе

 

Софи Лаббе — один из самых востребованных молодых «носов» крупнейшей и лидирующей сырьевой компании International Flavours and Fragraces. Госпожа Лаббе — автор Organza и Very Irresistible от Givenchy, Boss Woman от Hugo Boss, Premier Jour от Nina Ricci, Emporio Uomo от Armani, Laura Biagiotti Emotion, Folie Douce от Gres.
Как в любой профессии, в парфюмерии происходит смена поколений. Наряду с мэтрами — Софьей Гройсман, Морисом Руселем, Пьером Бурдоном, Жан-Полем Герленом, Жан-Клодом Эллена — сейчас активно заявляют о себе их молодые коллеги. Они умеют работать быстро и эффективно, создавая в сегодняшних жестких условиях, когда на разработку духов отводится все меньше времени, интересные и коммерчески успешные ароматы. К таким виртуозам по праву можно отнести Софи Лаббе.
Судьба парфюмера, как правило, остается за кадром. Но дорога к успеху всегда интересна, тем более полученная из первых рук. Предлагаем вам интервью с госпожой Лаббе о ее судьбе и главных успехах.

— Госпожа Лаббе, расскажите, пожалуйста, о том, как вы решили стать парфюмером.
— В отличие от многих парфюмеров, выросших в Грасе — сердце современной парфюмерии, где все напоминает об искусстве составлять ароматы, я родилась на западе Франции и довольно долго не помышляла ни о какой парфюмерной карьере. Уже студенткой парижского университета случайно прочла про школу ISIPCA. Не могу объяснить, чем меня заинтересовала эта заметка. Скорее всего, из простого любопытства, но мне захотелось понять, в чем заключается профессия «носа». Я стала обзванивать парфюмерные дома, пока не нашла замечательного парфюмера Жана Керлео. Он пригласил меня в лабораторию, где хранились тысячи образцов ароматических веществ. Мы перенюхали за день множество ароматов, и я поняла, что уже не смогу заниматься ничем другим.

— С чего же началось ваше восхождение по карьерной лестнице?
— В 1987 году я окончила факультет парфюмерии ISIPCA и получила работу сначала в институте парфюмерии ISIPCA и позже в компании Givaudan. Начинала с должности лаборанта — занятие не самое легкое, но очень полезное. А через два года я уже делала свой первый аромат — сезонные духи для Escada. Потом были Organza для Givenchy, мужской Emporio Armani, оба аромата Boss, J’Adore, наконец, Premier Jour для Nina Ricci, Very Irresistible для Givenchy, Jump для Joop!, Jil Sander Sport Women, In Love Again — Fleur de la Passion для знаменитого Yves Saint Laurent.

— Софи, расскажите, трудно работать со столь именитыми заказчиками? Что это дает лично вам как парфюмеру?
— Мне выпало счастье работать со многими прославленными домами. Сотрудничество с Givenchy было для меня очень ценным опытом. Я поняла, что задача парфюмера заключается не только в том, чтобы выразить свои собственные эмоции, но и соответствовать образу марки, под которой появятся новые духи.

— Как рождается и впоследствии воплощается в жизнь концепция нового аромата?
— Обычно я имею четкое целостное представление о том, каким он должен выглядеть после завершения. К основному аккорду лишь добавляю тона, которые сделают его богаче, правильно расставят акценты. Это напоминает работу над рассказом: сначала у вас есть фабула, вы представляете, о чем хотели бы написать, но вам надо продумать сюжет, поработать над стилем, придумать эффектное начало и финал.

— Вы считаете парфюмерное творчество можно сравнить с литературой?
— Да, профессия парфюмера, на мой взгляд, очень близка к профессии писателя. Просто я не умею выражать свои мысли словами, мне удобнее передавать их через аромат. Завершенные духи — это дописанный рассказ. Вы также начинаете с «главных героев» — основных нот, а потом выстраиваете сюжет — «развиваете» аромат. В аккорде нет случайных нот — каждая последующая подчеркивает достоинства предыдущей. Они все сбалансированы, связаны между собой. В основе каждого из базовых аккордов, из которых потом вырастают духи, лежит какой-то один, наиболее интересный мне аромат, в соответствии с ним я подбираю и остальные ноты.

— Могли бы вы описать создание одного из тех ароматов, которые стали вашей удачей и завоевали широкое признание?
— Пожалуй, к таким работам можно отнести создание Boss Woman. Тогда я работала со страстоцветом (по-английски passion-flower, по латыни Passiflora, что означает страсть). Страсть — главное свойство натуры женщины Boss. Она энергична, у нее большие планы, серьезные цели. При этом в ней нет ни агрессии, ни угрозы, ни алчности. И в личной жизни она так же успешна, как в бизнесе. Страстоцвет идеально подходил такой героине. Я была загипнотизирована этим пурпурным цветком и его изощренным ароматом. Я нюхала его, старалась выстроить вокруг него первый аккорд новых духов. Мне захотелось добавить в запах немного энергии. Я выбрала кумкват (Fortunella margareta; цитрус) — очень маленький мандаринчик, столь маленький, что, откусывая его, вы едите даже кожуру. Поэтому в его вкусе и запахе сочетаются сладость мякоти и горечь цедры. Мне очень понравилась двойственность этого фрукта. Для сочности я добавила в аккорд запах манго. Затем мне захотелось сделать более изысканной цветочную составляющую, и я дополнила страстоцвет фрезией. Осталось добавить в букет ноту чувственности и эротизма. С моей точки зрения, ими обладают древесные запахи — мускат и ваниль. Они и придали завершенность всей композиции.

— Как вы сами реагируете на ароматы, как вы их слышите?
— Когда я нюхаю талантливые духи, у меня бегут мурашки по коже. Для меня запах — невероятно сильное ощущение, мне кажется, я переживаю чувства, которые хотел донести до меня создавший его парфюмер, и у меня начинает часто биться сердце. Можно сделать коммерчески очень успешный, грамотно выстроенный аромат, но он не вызовет у вас этой почти физической дрожи. Поэтому, несмотря на серьезные опасения, которые все чаще звучат из уст мэтров отрасли, профессия парфюмера всегда останется творческой.

— Софи, у вас есть предпочтения в ароматах, любимые ноты?
— Есть некоторые ингредиенты, которые мне нравятся особенно. Мне нравятся запахи дикой природы, полевых цветов, трав, которые не настолько богаты, но и не столь предсказуемы, как садовые растения. Они производят на меня самое сильное впечатление. Мне кажется, что это направление естественных природных ароматов имеет большое будущее. Недавно меня очень заинтересовал запах разнообразных семян, которые обычно используют в кулинарии. Ведь даже в одном растении листья, корни, семена пахнут совершенно по-разному. Меня волнует запах имбиря, его используют в духах как дополнительную ноту.
Есть любимые мной приемы построения аккордов, которые я использую чаще других. Коллеги не раз говорили мне, что, даже не зная заранее автора, они могут безошибочно узнать «почерк Софи». «Духи выдают тебя: там, во флаконе, спрятаны твои мысли и чувства», — говорят они.

— В чем вы черпаете вдохновение? Что может впечатлить вас настолько, что родится идея нового оригинального аромата?
— Вообще еда, продукты питания подсказывают массу идей. Мне недавно попала в руки детская молочная смесь. Что-то меня в ее аромате так задело — я просто не могла оторваться, у нее был такой приятный запах молочного печенья, запах детства. Идеи новых духов подсказывает обычная жизнь. Например, пришла мода на красный цвет в интерьере. И если людям понравилось сидеть на красных диванах, может быть, им захочется и «красного» запаха — красной смородины, малины, клубники, красного перца, который придал бы аромату немного жестокости.
Журналы по интерьеру — еще один источник вдохновения. Всегда можно почувствовать, какой аромат больше подошел бы к той или иной обстановке или комбинации цветов. Например, в дизайне интерьеров еще недавно господствовала минималистская мода. Но ведь и аромат Emporio Armani — это тоже минимализм. Когда я работала над ним, я читала очень много статей об Армани. И поняла, что в его стиле меньше — значит лучше. Поэтому и формула духов должна быть предельно простой. Нужно было выбрать какой-то один, очень чистый и очень мужской запах — таким и был аромат ветивера. Образ, цвет, поразивший воображение, запах — все это дает первый толчок будущим духам. А еще я придумываю им имена. Будущие Boss Woman я называла про себя «Джейн». Теперь так зовут мою дочку.

••• Интервью провела Василиса МЕРЦАЛОВА •••











Rambler's Top100 Система Orphus