Косметика и парфюмерия
Журнал Потребитель. Экспертиза и тесты
 
Школа потребителя
Ч и т а л к а
Салон красоты
M a k e - u p
Спортзал

Экспертная оценка
Презентация

Школа красоты
Дела душевные
Независимый тест
Персона

Ремесло
Вопрос - ответ
Парфюмерная лавка
 
 

 

Classified
 

Опт СПБ





Мне не нравится понятие «ЗВЕЗДА»// лайма вайкуле

Всегда неожиданная и ожидаемо бесподобная Лайма Вайкуле вот уже который десяток лет является символом грации, стиля, творчества и бесконечной женственности. Говорить с красивой женщиной всегда приятно. Если красивая женщина к тому же и умна — разговаривать не только приятно, но и интересно. Ну а если к красоте и уму добавить искренность, то обычное интервью превратится в задушевную беседу. О жизни. О любви.
О самом главном в жизни.

Есть сведения, что вы с детства отличаетесь твердым и тяжелым характером. Рассказывают, что неоднократно вы уходили из дома, собирая свои вещи в узелок...
— Да, это правда. Это был один из способов побеждать. Я уходила, чтобы победить. Моя мама в одном из интервью на вопрос «Как вы могли отпустить пятнадцатилетнего ребенка из дома?» ответила: «А как я могла не отпустить?» Я была неуправляема. Родители натерпелись, конечно.

Правда, что первые гонорары за выступления вы получали еще в трехлетнем возрасте?
— Да, правда. Я пела на радио, а родители получали мои гонорары.

В детстве вы хотели стать хирургом и даже поступили после восьмого класса в медицинское училище, работали на «скорой». Что помешало дальнейшей карьере врача?
— Музыка. Иногда я сожалею о том, что не постигла эту науку.

Правда, что когда вы начинали петь, вам это занятие не приносило никакого удовольствия?
— Нет, мне нравилось, но я никогда не думала об этом как о профессии, скорее — хобби.

С каким чувством вы сегодня выходите на сцену?
— Об этом хорошо бы спросить непосредственно перед выходом. Во-первых, сосредоточенность, колоссальная концентрация задолго до начала концерта. Мысленно я проживаю концерт. Как я выхожу, пою, переодеваюсь, говорю, хотя об этом меньше, и, наверное, зря.

Сегодня существует знаменитое юрмальское варьете «Юрас Перле», где вы начинали свою карьеру? Давно вы там были?
— Нет, сегодня уже нет. Последний раз я была там году в 84. Я не люблю возвращаться в прошлое. Ни в каком виде.

— У вас сохранился «пропуск» на большую сцену — гран-при международного фестиваля песни в Чехословакии «Золотая лира»?
— Да, конечно, для меня это очень значимый момент в жизни.

— У вас была концертная программа «Лайма в стиле танго». Откуда такая любовь к этому танцу?
— Танго — очень точная картинка жизни. Моей, вашей, жизни каждого человека. Это история страсти, борьбы, любви двух начал, мужского и женского. Может быть, когда-то, лет десять назад, это мог быть вальс. Сегодня — это танго. Когда ты в полной мере осознаешь фразу: человек рождается и проживает жизнь один, ты думаешь эту мысль под музыку танго, да? Это одиночество вдвоем, это бесконечный конфликт мирозданья.

— Как складываются ваши отношения с поклонниками?
— Мне жаль их времени.

Вы как-то рассказывали историю про поклонницу, которая удачно вас фотографировала, всегда ловила такие выражения глаз, которые точно передавали состояние... Но однажды вы сказали ей: «Не живи моей жизнью, не ходи за мной. Я-то проживу, а ты потеряешься». Разве плохо, что у нее был кумир? Ее жизнь изменилась после ваших слов?
— Сказано: «Не сотвори себе кумира». Мы виделись спустя какое-то время. Она — преуспевающий юрист, у нее все сложилось. Она сказала мне в эту нашу встречу: «Вы были совершенно правы, спасибо вам». Я была счастлива от ощущения, что она тогда правильно меня поняла, сделала правильные выводы. Я боюсь сыграть плохую роль в жизни человека. Я ее предостерегала. Она услышала.

Лайма, а помните ли вы тот день и час, когда почувствовали себя звездой?
— Вообще мне не нравится само понятие «звезда». Популярность пришла ко мне после того, как я начала плодотворно сотрудничать с Раймондом Паулсом. Я приняла участие в его творческом вечере. И буквально на следующий день поняла, что «лед тронулся».

Публичность вас не раздражает?
— Публичность в первую очередь это большая ответственность. Зачастую ты не можешь позволить себе того, что позволяют себе самые обычные люди. Ты всегда остаешься на виду, даже когда тебе кажется, что тебя не замечают. Тысячи взглядов прикованы к твоей жизни, как на сцене, так и за ее пределами. В такой ситуации сложно сохранить свою личную жизнь в тайне. Хотя я стараюсь «не пускать» лишних людей в святая святых. Но публичность — это неотъемлемая часть моей профессии. И я научилась принимать ее как данность.

Свой имидж вы продумываете сами?
— Конечно! Ведь никто не знает меня лучше, чем я сама.

Какой акцент вы считаете главным в макияже?
— Важно все. Если перефразировать известное изречение классика, в артисте все должно быть прекрасно: и прическа, и костюм, и макияж. Но, как мне кажется, глаза дают наибольшую информацию о человеке. Ведь именно глаза — зеркало нашей души. И зритель, чтобы понять и почувствовать артиста, должен видеть, что отражает это зеркало.

В повседневной жизни макияж играет для вас существенную роль?
— Не больше, чем в жизни любой другой женщины. Когда у меня есть возможность, я с удовольствием вообще отказываюсь от макияжа и даю коже отдохнуть.

Лайма, вы слывете деловой женщиной. Вы открыли в Риге свой салон красоты и являетесь учредителем совместной парфюмерно-косметической компании «Лайма — Люкс интернейшнл». Это единственное ваше немузыкальное занятие?
— Нет. Еще я являюсь официальным представителем компании GOLDWELL на территории России, стран СНГ и государств Прибалтики. А компания производит элитную косметику для волос.

Что для вас деньги?
— Способ комфортного существования, способ быть свободной, в передвижении например.

Как вы относитесь к алкоголю и курению?
— Во всем важна мера. Алкоголь является культурной традицией человечества. Он помогает расслабиться. Но злоупотреблять им, конечно, не стоит. По крайней мере я им никогда не злоупотребляю. Но вот курить я пока еще не бросила.

Что из одежды вы носите на сцене, а что в жизни?
— Вся сценическая одежда — это совершенно отдельная история. От чулок до розочки какой-нибудь. Это только сцена. В жизни все иначе, все другое. В жизни я отдыхаю от сцены.

Говорят, что вы совершенно равнодушны к драгоценностям. Это так?
— Да, этот так. Мне кажется, что это настолько от нечего делать. Мне некогда любить драгоценности.

Что вы цените больше всего на свете?
— Жизнь.

Удивительно, что вы не католичка, а православная христианка. Как так получилось? И как вообще вы пришли к вере?
— Если говорить о вере, то я до сих пор в пути. Я учусь. А к православию... Жизнь сама привела. Мой друг — православный священник, отец Виктор, я пришла к нему в самый трудный момент, точнее каждый раз, когда было сложно, я шла к нему и с ним делилась. Он находил те слова, которые были нужны. Он первый сказал мне о том, что в страданиях человек становится лучше. Я тогда не понимала этого, сопротивлялась всячески, но шло время, и я вспоминала сказанное им. Однажды он спросил, крещеная ли я, я ответила — нет. «Когда ученик готов, приходит учитель», — говорили древние, я была готова.

Говорят, что Вайкуле — это целый клан. Большая семья — человек 25. Это верно?
— Верно. Это не считая собак (смеется).

А как поживают ваши собаки?
— У них все хорошо. Сейчас у меня три собаки: Джиник, Фея и Лаура. Они все очень разные, но очень милые. Они не перестают меня удивлять. Великодушием, преданностью, искренностью. Например, Лаура совершенно потрясающая, ей недавно делали укол в вену, а она при этом лизала мою руку. Чтобы меня не расстраивать, не пискнула. Они не любят уезжать из дома, им хорошо, и они боятся, что на новом месте будет хуже, потому с осторожностью относятся к переездам.

Кто вас понимает лучше всех?
— Мои собаки. Вообще интересно получается. Иногда ты говоришь и уверена, что тебя понимают, но мы все такие разные... Наверное, пришло то время, когда ты можешь жить, не рассчитывая на взаимопонимание. Лет 5-7 назад это стало для меня открытием. Я встретила человека, с которым, как мне казалось, мы абсолютно одинаково воспринимаем мир вокруг, а оказалось, что там, где я вижу голубое небо, он видит белые цветы. Я не рассчитываю на понимание, я хочу прислушиваться и слышать человека, и надеюсь, что он прислушается и услышит меня. Не более того.

Лайма, кто вы по жизни: пессимист, оптимист, фаталист или борец?
— Скорее реалист. Жизнь — зебра: за неудачей всегда следует удача, и наоборот. Нужно уметь достойно пережить испытания, чтобы потом насладиться вкусом победы.

Среди своих вы тот, кто всегда в курсе всех дел, или тот, кто все узнает последним?
— Я привыкла доверять своей интуиции. В самом начале я всегда знаю конец истории. Поэтому я в любом случае в курсе, даже если не знаю подробностей.

Вы празднуете свой день рождения? Вообще какие праздники для вас значимы?
— Нет, день рождения не люблю. Люблю Новый год, потому что это праздник для всех. Новые надежды, планы, ожидание счастья.

Каков ваш любимый тост?
— Пусть лучшее в вашем прошлом станет худшим в вашем будущем.

У вас есть слабости?
— Есть, конечно, как у любого человека. Не могу бросить курить, например. Моя главная слабость, наверное, — сцена. Надо бы к ней спокойней относиться. Для меня это ТАК серьезно, хотя пора бы уже научиться быть уравновешенной, философски смотреть, если не на все, то на многое.

Вам более свойственно скрывать свои чувства или открыто их демонстрировать?
— Я открытый человек, но убеждена, что чувства напоказ — это плохо.

У вас есть песня «Почти что как Рига», где вы поете, что на этот город похожа и Москва, и Нью-Йорк. А в жизни какие места на Земле могут сравниться с Ригой?
— Когда я говорю о Риге, я в первую очередь говорю о городе, в котором родилась. Рига — это воспоминания, тепло дома, друзей, любимых. Сравнивать не имеет смысла.

Где вы чувствуете себя наиболее комфортно?
— На сцене, возле нее, на территории сцены.

Вы ощущаете себя «гражданином мира»?
— Да. Но есть какие-то корни, которые крепко держат. И мне может казаться, что я абсолютный космополит, хотя это не совсем так.

У вас была длинная эпопея с обретением собственного дома: сначала вы купили один, но у него нашелся хозяин, потом начали строить второй... В итоге где же вы живете?
— Мой дом — моя крепость — не моя поговорка. Если только иметь в виду некое место, где ты можешь закрыть дверь и тебя никто не потревожит, то да, неверное, крепость. Для меня домом может быть любое место, где я нахожусь какое-то длительное время. Поезд, гостиничный номер. Я легко приспосабливаю любое пространство под свое комфортное существование. Прошу переставить мебель, зажигаю любимые свечи и... вот тебе и кров и дом. Ценности дома, как у многих людей, у меня нет. Я цыганка в этом смысле.

Когда-то американские продюсеры предлагали вам петь в мюзикле «Мата Хари», но вы отказались. Сегодня, когда этот жанр так популярен, ваш ответ был бы иным?
— Я всю жизнь в этом жанре. Это был шанс поработать с большими мастерами, я им не воспользовалась, может быть, только об этом сожалею. Хотя это неправда. Не жалею ни о чем. Каждый мой концерт — мюзикл.

Насколько вы амбициозны?
— Я не знаю, что это такое. Я знаю, что такое самосовершенствование.

К чему стремитесь?
— Стать лучше. Нет предела совершенству. Но известно, чем ближе к Богу, тем больше наступает дьявол. Нельзя останавливаться на достигнутом.

Как-то раз вы признались: «Я — взрослый человек и, конечно, не могу жить только сценой и собаками, хотя очень хотела бы». Чего вам в жизни не хватает?
— Времени, денег и здоровья, сил. Вот я сейчас даю интервью, это значит, что что-то не делаю. Что-то так и останется не сделанным. Я бы хотела, например, знать все языки мира, но это же невозможно, а жаль.

В свое время вам поступало много предложений написать автобиографию. Но вы отвечали: «Я могу опубликовать такую книгу только тогда, когда не будет в живых моих родных и нечего будет скрывать». Неужели у вас есть тайны?
— Естественно. А у вас их нет? У меня большой жизненный опыт, но поделиться им я смогу только тогда, когда буду уверена, что никого не обижу и не выдам чужих тайн.

Вы легко расстаетесь с прошлым?
— Легко, и с хорошим, и с плохим. Важно двигаться дальше. Прожили, забыли, идем дальше. Нельзя тащить на себе весь этот груз прожитого, пережитого.

Если бы была возможность, вы хотели бы заглянуть в будущее? И что бы вы там хотели увидеть?
— Страшно. Мне кажется то, о чем мечтаю, совершенно несбыточно, а увидеть не то, что хочешь, зачем?

Благодарим компанию «Дзинтарс» и лично Евгения Карасева за помощь в проведении интервью.












Rambler's Top100 Система Orphus