Косметика и парфюмерия
Журнал Потребитель. Экспертиза и тесты
 
Школа потребителя
Ч и т а л к а
Салон красоты
M a k e - u p
Спортзал

Экспертная оценка
Презентация

Школа красоты
Дела душевные
Независимый тест
Персона

Ремесло
Вопрос - ответ
Парфюмерная лавка
 
 

 

Classified
 






ДЖЕФФ ХЕЛЛЕР ВСТРЕТИМСЯ В ЭДЕМЕ, ЛЮБИМАЯ!
ДЖЕФФ ХЕЛЛЕР

Журнал, 18 июля
Мой Журнал, запомни эту знаменательную дату. Ибо сегодня во время обычной прогулки в парке мне снова удалось обнаружить Кэролин!
Разумеется, она изменила свою внешность. Причем очень умело. Теперь она выглядит как довольно болезненная рыхловатая женщина лет пятидесяти с хвостиком. Опытные специалисты по пластической хирургии сделали неузнаваемыми черты ее лица. Ее гордый римский нос превратился в какой-то бесформенный отросток, словно вылепленный из папье-маше, и круглые серо-зеленые глаза с собачьей тоской устремлены на окружающий мир. Усилиями тех же хирургов уголки ее рта опущены, и никто, кроме меня, не узнал бы восхитительно-насмешливый рот моей бывшей любовницы. Но самая коварная уловка моих врагов заключается в том, что они изменили даже свойства ее характера. Кэролин (она называет себя Грейс Петтибоун) играет роль нерешительной и застенчивой вдовы, живущей на весьма приличную пожизненную ренту. Она ухаживает за своими кошками и целые часы проводит в парке, наблюдая со скамейки за гуляющими парами. О, мой Журнал, как же хохотал я в душе, разгадав ее тайну, и не менее ловко, чем она сама, притворялся, ведя с ней вежливую светскую беседу!
Поначалу она делала вид, что не решается принять мои ухаживания, отгородившись от меня стеной буржуазного этикета, но я был настойчив: я купил земляных орехов для ее любимой белки, вел беседу о погоде, обсуждал кулинарные рецепты, пригласил ее на концерт в парке. Она, в свою очередь, также великолепно играла свою роль: смущенно хихикала, краснела, заикалась от волнения. Какая жалость, что на это представление некому было смотреть со стороны!
Мы договорились снова встретиться сегодня вечером. Нам предстоит наслаждаться музыкой Дебюсси на эстраде, окруженной дубовой рощицей, пить кофе с пирожными в ресторане, неторопливо гулять по аллеям парка. Я не буду торопиться, игра мне предстоит нелегкая.
Мне придется с необычайной аккуратностью и скрупулезностью вести свой Журнал. Я должен буду фиксировать каждое мгновение этого моего последнего приключения, ибо мучающие меня припадки потери памяти с каждым днем случаются все чаще. Без записей, которые сохранят для меня события вчерашнего дня, я потеряюсь в безбрежном море настоящего... Следует проявлять осторожность.

Милый дневник, 18 июля
Пишу эти строки, и у меня до сих пор щеки горят от волнения. Подумать только! Я, Грейс Петтибоун, сегодня покорила мужчину!
Сердце мое бьется быстро-быстро, в голове — сумбур, и если я сейчас не заставлю себя записать все точно, как это произошло, мне ни за что не разобраться в собственных чувствах.
Было позднее утро. Я, как всегда, принесла пакет хлебных крошек для моих маленьких друзей в парке. Наблюдая за тем, как крохотный агрессивный бельчонок, которого я называю Джесси Джеймс, отгоняет от угощения голубей, я не заметила, что мое одиночество нарушено.
На моей любимой скамье сидел незнакомец. Мужчина весьма неординарной внешности. Такой привлекательный, интересный! А потом будто мы знали друг друга уже многие годы, он заметил, что в окружении этих прелестных зверюшек я похожа на добрую фею лесов... Разумеется, я ни в коей мере не поощряла разговор в подобном ключе. Но что я могла поделать? Он был так настойчив и в то же время столь благожелателен. Его низкий, богатый модуляциями баритон внушал доверие, а глубоко посаженные глаза словно изнутри освещены пламенем сильного, но беспокойного интеллекта. Признаюсь, я была польщена вниманием этого милого, очаровательного человека, который представился мне как Эдгар Баркли.
Я и сама не заметила, как между нами завязался живой, непринужденный разговор. Мы перескакивали с одной темы на другую. Прямо как какие-то школьники, и я обнаружила, что у нас с Эдгаром очень много общего. Он и сам это заметил.
— Грейс, — обратился он ко мне, — я еще не знал такого человека, с которым у меня было бы столько общего. — Кстати, это был единственный раз, когда он назвал меня моим собственным именем. Далее он почему-то все время, наверное, по ошибке, называл меня Кэролин. Я получала огромное удовольствие от нашего общения. Меня только немного смущала мысль о моем дорогом Сиднее. Что подумал бы мой милый покойный супруг? Ведь я позволила себе познакомиться прямо в парке с мужчиной, да еще намного моложе меня!
Но, продолжаю. Эдгар настаивал на том, что мы должны встречаться каждый вечер, и я согласилась. О, этот волшебный вечер под звездами, эти прелестные звуки музыки.
...Я вздрогнула, когда его рука стала искать мою. И, да простит меня Господь, я сама помогла ему найти ее. Признаюсь, я испытала подлинное блаженство, ведь уже столько лет я не встречала мужчину, который проявил бы ко мне такой интерес.
Потом мы гуляли, пили кофе. К тому времени, когда мне пора было возвращаться домой, я уже находилась под полным обаянием моего нового знакомого. Быть может, я поступила опрометчиво, позволив ему поцеловать себя на прощанье. Тем более, возможно, мне не следовало отвечать на его поцелуй.
Но что теперь говорить об этом. Грейс Петтибоун! Теперь, когда ты, наконец, нашла родственную душу, пусть молодость хоть ненадолго вернется к тебе!

Журнал, 19 июля
Сегодня я жутко злился сам на себя. Зачем доверился я своей проклятой памяти? Почему не внес подробную запись о происшедшем в Журнал вчера вечером, сразу по возвращении домой? Теперь я не могу ничего вспомнить.
Из предыдущей записи я знаю, что у меня была встреча с Кэролин в парке. Но что случилось? Чем мы занимались? Что я говорил ей? Не выдал ли я себя?
Утром я испытал сильное искушение навестить доктора Груэнталя. Он наверняка был бы весьма удивлен, увидев меня после стольких месяцев отсутствия. Внимательно выслушав описание моего синдрома, он стал бы уговаривать меня возобновить визиты к нему, а может быть, даже снова лечь в клинику. Но зато как забавно было бы увидеть удивление на его лице при известии о том, что я наконец-то преуспел в своих поисках и снова отыскал эту дщерь дьявола. Он ведь из тех наивных, которые верят в то, что Кэролин умерла и похоронена в Гринплоне. Ему и в голову не приходит, что та могила под каменной плитой пуста. Глупец! Он, как и все остальные, на знает хитрости и коварства этого порочного существа!
Но сейчас у меня есть гораздо более важное дело, чем общаться с этим ученым кретином. Я должен продолжать осуществление своего плана. Следует разработать стратегию боевых действий. Она включает следующие пункты:
1. Стараться находиться в постоянном соприкосновении с неприятелем.
2. Не давать ему пощады.
3. Нанести удар молниеносно.
4. Тщательно подготовить ее уход из жизни, а затем, разумеется, умереть и самому.
5. И, наконец, самое главное — аккуратно и точно вести свой Журнал.

Милый дневник, 20 июля
Сегодня я сделала одно открытие. Эдгар Баркли, оказывается, забывчив, как сущий школьник. У него совершенно вылетело из головы где мы с ним встретились накануне, и он, как безумный, бегал по парку, разыскивая меня. Бедняжка!
Как и первый раз, целого дня нам показалось мало. Мы договорились встретиться вечером в квартире Эдгара. Сидней наверняка осудил бы меня! И сейчас, когда я пишу эти строки, мой кот Хорас, глядя на меня и щуря свои круглые зеленые глаза, тоже неодобрительно мяучит.
Войдя в квартиру Эдгара, я увидела то, что, собственно, и ожидала увидеть — беспорядок, устроить который способен только мужчина. И я тут же сама себе обещала привести в порядок эти авгиевы конюшни. Всякий раз, когда Эдгар выходил из комнаты, я поправляла то одно, то другое, и прежде чем мы расстались, он обещал позволить мне на следующий день как следует здесь убраться.
Я была в восторге от кулинарного искусства Эдгара. Все было просто восхитительно — паштет из гусиной печени с соевым соусом, суп из рыбы и моллюсков и китайских овощей и жареная утка с гранатами. Эдгар не пустил меня на кухню, где он священнодействовал над приготовлением этих яств, поэтому я была лишена возможности помочь ему или дать совет. Произошла, однако, небольшая неприятность. Приготовляя утку, Эдгар забыл добавить в это блюдо один очень важный ингредиент. Это, по его мнению, испортило весь наш вечер.
Не знаю, что это был за ингредиент, и так ли уже он был необходим, но переживал Эдгар просто ужасно, и я сама едва не прослезилась, видя это трогательное желание угодить мне.
Эдгар не на шутку влюблен в меня. Я в этом совершенно уверена. Однако в ушах у меня звучит предупреждение сестры: «Немолодой женщине, обладающей солидным доходом, стоит как следует подумать, прежде чем связать свою жизнь с мужчиной, который такого дохода не имеет».
Боже, какая глупость! Сколько женщин в десять раз богаче меня, не задумываясь, бросились бы в объятия этого человека!
Поэтому мой тебе совет, Грейс Петтибоун: не прячься в свою скорлупу, не беги от своего счастья!
P.S. Он все еще продолжает называть меня иногда Кэролин. Думаю, это имя его матери.

Журнал, 20 июля
Забывчивый, рассеянный болван! Иначе меня и назвать нельзя! Победа была у меня в руках (я имею в виду приготовленную для Кэролин утку), но в самый последний момент я обнаружил, что не могу добавить в это блюдо важнейший ингредиент. Куда мог я подевать маленький мешочек с белым порошком, который должен быть подарить моей коварной возлюбленной вечное забвение? Нужно будет обязательно найти его, прежде чем лягу спать.
Сейчас без десяти двенадцать. Всего двадцать минут назад я попрощался с ней у ее дверей. Мы поцеловались и простились. Я совершил ошибку, еще раз назвав ее Кэролин, а не тем именем, которое она теперь носит. Она, разумеется, сделала вид, что не заметила этого, но я-то знаю, что от ее хищного взора не укроется ни одна, даже самая незначительная мелочь. О, Кэролин отлично известно, какую судьбу я ей уготовил, но избежать этого ей не удастся.
Я остановил свой выбор на яде. Думаю, это наиболее приемлемый способ уйти из жизни. Недаром многие герои великого Шекспира покинули эту юдоль страдания именно с помощью яда. Итак, сначала умрет Кэролин, а потом я присоединюсь к ней в том уголке Эдема, который предназначен только для нас. Я без страха встречу смерть. Она станет моим последним, самым славным приключением.

Позднее той же ночью
Я обнаружил белый порошок в буфете, куда положил его еще вчера. Теперь я знаю, каким способом расправлюсь со своей коварной возлюбленной. Это будет сделано с необычайной хитростью и ловкостью, руками самой Кэролин.
Я позвоню ей и приму ее любезное предложение помочь мне в уборке квартиры. Приглашу придти завтра в три часа, а сам уйду на весь день, чтобы не мешать. Как гостеприимный хозяин я ей оставлю кофейник полный кофе. Пусть угощается. По нашим прошлым совместным трапезам я знаю, что она обожает кофе. Сладкий кофе. Ну что же, сахарница на столе не будет пустовать. Наслаждайся, любимая. Но после того как ты выпьешь последнюю чашечку и медленно действующий яд проникнет в твою кровь, ты почувствуешь, как тебя коснется холодное дыхание вечности...
Уже почти час ночи. Позвонить ей прямо сейчас?

Позднее
Она придет. Мне следует быть внимательным и перечитать утром записи, сделанные накануне, чтобы восстановить все в памяти и знать, что предпринять дальше.

Милый дневник, 21 июля
Чувствую, что схожу с ума. Еще немного, и я стану такой же безумной, как Эдгар Баркли! Я только что прибежала домой в ужасе от того, что обнаружила в его квартире!
Прошлой ночью он позвонил мне и сказал, что с благодарностью принимает мое предложение привести его квартиру в порядок. Я испытывала восторг. Этим ходом я, как мне казалось, окончательно покорила его.
Я приехала к нему ровно в три. Он объяснил, что будет отсутствовать весь день и большую часть вечера и оставляет для меня кофе на плите. Я поставила кофейник на зажженную конфорку и взялась за дело. Сердце мое радостно пело. Комнаты была загромождены горами бумаг, книг, каких-то коробок. Неожиданно среди груд этого хлама я увидела нечто, заинтересовавшее меня — переплетенную в кожу толстую тетрадь с застежкой. Из любопытства я быстро перелистала страницы. Это был дневник!
Я так мало знала об Эдгаре! Каковы были его намерения? Насколько его интересовала моя рента? Наконец, что Эдгар сам думал о себе. Словом, я не сумела устоять перед искушением. Открыла тетрадь и стала читать...
О, ужас! Что же мне делать? Он — настоящее чудовище, вурдалак, маньяк, который только и мечтает о том, как погубить меня! В его больном воспаленном воображении я — совсем не та, кто я есть на самом деле, а какая-то воображаемая женщина. И я уверена, что не смогу доказать ему, что я вовсе не Кэролин. Да и есть ли смысл идти в полицию? Где гарантия, что там мне поверят? Слишком уж неправдоподобно все это звучит.
Этот человек — сущий дьявол и разыщет меня всюду, куда бы я не скрылась! Как мне спастись? Боже, что же мне делать?

Журнал, 21 июля
КЭРОЛИН МЕРТВА!

Милый дневник, 23 июля
Сара только что ушла в деревню за газетами. Я воспользовалась этим, чтобы впервые после начала этого кошмара записать несколько строк в свой дневник.
Я была в отчаянии, выбежав в тот день из квартиры Эдгара, однако скоро в голову мне пришла великолепная мысль. В своем дневнике Эдгар несколько раз писал о припадках потери памяти, о своей зависимости от Журнала. Поэтому я и поспешила назад в его квартиру и сделала последнюю запись в Журнале. «Кэролин мертва», — написала я, а потом бросилась домой, собрала чемодан и тут же выехала к сестре в Броктон. И вот я здесь, ожидаю дальнейших известий. Удастся ли мой план? Прекратит ли он теперь свои поиски?

Позднее
Сара принесла мне городские газеты. На последних страницах я нашла краткое сообщение о самоубийстве Эдгара Баркли. Бедный мой Эдгар! Но по крайней мере он умер счастливым.

••• Перевод с английского Александра ЗУБКОВА •••












Rambler's Top100 Система Orphus