СЛУЧАЙ В ПАРИКМАХЕРСКОЙ

«Редакция газеты «Ивнинг Мессенджер» приняла решение выдать вознаграждение в размере двух тысяч фунтов стерлингов тому, кто сможет предоставить информацию о местонахождении некоего Уильяма Стрикленда, который разыскивается полицией по обвинению в убийстве Эммы Стрикленд, проживавшей в Манчестере по адресу: улица Акации, 59.
Приметы преступника: возраст — сорок пять лет, рост — 188 см; цвет лица смуглый. Волосы густые, практически седые, серебристого оттенка (могут быть перекрашены); носил пышные седеющие усы и бороду (возможно, сбрил их); глаза светло-серые. В левом верхнем резце золотая пломба, ноготь большого пальца левой руки деформирован в результате несчастного случая. Голос громкий, манеры решительные, энергичные.
Стрикленд исчез пятого число сего месяца и, возможно, уже покинул страну или попытается это сделать».
Мистер Бадд внимательно перечитал приметы преступника и вздохнул. Было в высшей степени маловероятно, что из всех лондонских салонов красоты Стрикленд изберет именно его маленькую парикмахерскую, чтобы изменить свою внешность — сбрить усы и бороду, постричь или покрасить волосы. Тем более что его и в Лондоне то скорее всего не было.

Он положил газету на столик, бросил взгляд на свое отражение в зеркале и смущенно улыбнулся. Да уж, не похож он на человека, который способен в одиночку задержать опасного преступника. Ему было уже за пятьдесят с хвостиком. Небольшого роста, с изрядным брюшком и маленькими мягкими ручками ...да он и с бритвой в руках никогда не осмелился бы преградить дорогу такому здоровяку, как Уильям Стрикленд, который безжалостно до смерти забил свою престарелую тетку. Покачивая головой, мистер Бадд направился к двери и нос к носу столкнулся с каким-то крупным мужчиной, только что вошедшим в его парикмахерскую.
— Прошу прощения, сэр, — пробормотал мистер Бадд, — собирался выйти на минутку, подышать свежим воздухом. Желаете побриться?
Мужчина быстро снял плащ, не дожидаясь, пока мистер Бадд поможет ему.
— Вы производите окраску волос? — отрывисто спросил он.
Мистеру Бадду сразу же пришла в голову мысль, что его посетитель вероятнее всего какой-то религиозный проповедник — у него были необычные светлые глаза, копна огненно-рыжих волос и короткая борода.
— Так вы можете покрасить мне волосы? — нетерпеливо спросил незнакомец.
— О, разумеется, сэр, — спохватился мистер Бадд, — всегда к вашим услугам.
— Дело в том, — объяснил посетитель, — что моей невесте не нравятся рыжие волосы. Она считает, что они чересчур бросаются в глаза. Ее любимый цвет — темно-каштановый. И боюсь, с бородкой мне тоже придется расстаться. Моя невеста не одобряет бороды.
— Желаете, чтобы я сбрил вам усы тоже, сэр?
— Э-э ... нет, не думаю. Поскольку я не получил прямых указаний на этот счет, полагаю, усы я могу сохранить. А как вы считаете? — он громко расхохотался, показав свои хорошо ухоженные зубы. В верхнем левом резце мистер Бадд заметил золотую пломбу.
— Я вижу, вы подкрашивали волосы и раньше, сэр, — вежливо произнес мистер Бадд, — не могли бы вы сказать...
— Что? — спросил посетитель. — Ах, да, вы совершенно правы. Дело в том, что моя невеста гораздо моложе меня. Как вы, наверное, поняли, я рано начал седеть. Это у меня фамильное. Мой отец поседел еще совсем молодым. Вот я и подкрашивал седые пряди. Но коль скоро моей невесте вообще не нравится рыжий цвет, то если уж перекрасить волосы, почему бы сразу не в темно-каштановый цвет, который ей так по сердцу. Разве я не прав?
Продолжая вести шутливый разговор о женских причудах, мистер Бадд быстро и профессионально осмотрел голову своего клиента, проверил волосы на ощупь. Он готов был дать руку на отсечение, что никогда естественным цветом этих волос не был рыжий. От природы они были черными, затем преждевременно поседели. Его это, однако, совершенно не касалось. Он лишь узнал о том, какой именно краской пользовался его клиент. Это было необходимо, ибо некоторые краски для волос плохо смешиваются с другими красителями.
Болтая о пустяках, мистер Бадд продолжал работать, а когда включил гудящий фен, заговорил о манчестерском убийстве.
— По-моему, полиция уже поставила крест на этом деле, — заметил посетитель.
— Возможно, объявление о вознаграждении снова повысит к нему интерес, — ответил мистер Бадд.
— А-а, так значит объявлено о вознаграждении? Я об этом ничего не слышал.
— Об этом есть в сегодняшних вечерних газетах. Может, хотите взглянуть, сэр?
Незнакомец внимательно прочитал заметку. Мистер Бадд, следивший за ним в зеркало, увидел, как он поспешно спрятал левую руку, до того спокойно лежавшую на подлокотнике кресла под белоснежной салфеткой.
Тем не менее, мистер Бадд успел рассмотреть деформированный ноготь на большом пальце его левой руки.
«Разумеется, подобные отметины — вещь далеко не редкая, — подумал мистер Бадд, — но почему незнакомец поднял на него глаза и принялся внимательно изучать выражение его лица?»
— Лично я полагаю, что этот человек уже покинул страну и теперь находится в безопасности, — заявил мистер Бадд. — Слишком поздно они спохватились.
Посетитель с облегчением ухмыльнулся.
— Думаю, вы совершенно правы, — ответил он.
Мистер Бадд, у которого больше не оставалось никаких сомнений относительно личности его клиента, бросил взгляд в окно. На улице было полно народу. Как просто было бы ...
— Пожалуйста, поторопитесь, если вам не трудно, — вежливо, но с легким нетерпением проговорил незнакомец. — Уже поздно. Боюсь, я задержу вас дольше обычного.
— О, не волнуйтесь, сэр, — воскликнул мистер Бадд, — это — моя работа.
Нет, если он попытается броситься к двери, этот здоровяк непременно настигнет его, оттащит назад и одним страшным ударом отправит к праотцам. И все-таки, если...
Мистер Бадд начал потихоньку пятиться к дверям.
— В чем дело? — спросил посетитель.
— Просто хотел отойти, взглянуть, который час, — тихо ответил мистер Бадд и замер на месте.
Конечно, если бы он был посообразительней и расторопнее, то, едва увидев золотую пломбу и деформированный палец, успел бы выскочить на улицу,
а так...
Но, в конце концов, он же не обязан самолично задерживать преступника. Вполне достаточно, если он сообщит в полицию, что скрывающийся преступник побывал у него в парикмахерской, и что теперь у него темно-каштановые волосы и усы и нет бороды.
И в это самое мгновение мистера Бадда осенила поистине гениальная мысль. Из стеклянного шкафчика он достал небольшой флакон и, ловко прикладывая к волосам клиента темно-коричневую краску, снова завел с ним легкий, ничего не значащий разговор.
На улицах уже было гораздо меньше народу, когда мистер Бадд проводил своего клиента к дверям. Он наблюдал, как тот пересек площадь Гросвенор и вскочил в автобус
номер 24.
Затем он запер свою парикмахерскую и на автобусе того же маршрута добрался до Уайтхолла.
В полицейском участке мистера Бадда вежливо и внимательно выслушал немолодой, внушительного вида инспектор. Он заставил мистера Бадда дважды повторить приметы преступника.
— Но это еще не все, инспектор, — смущенно пробормотал мистер Бадд, — дело в том ...дело в том, что если произошла ошибка, и этот человек вовсе не является преступником, моя профессиональная репутация будет погублена раз и навсегда. Я вынужден буду закрыть свой салон...
Нервно теребя свою мягкую шляпу, он срывающимся от волнения голосом поведал инспектору историю о допущенном им вопиющем нарушении всех профессиональных этических норм.

Пассажирское судно «Миранда» подошло к причалу в порту Остенд на побережье Бельгии. Какой-то член команды вбежал в радиорубку, где радист как раз снимал наушники.
— Вот, — крикнул он, протягивая радисту листок бумаги. — Нужно срочно отправить это сообщение. Что-то стряслось на борту. Капитан послал за полицией. Скоро сюда прибудет британский консул.
Радиосообщение, отправленное в адрес лондонской полиции, гласило:
«На борту обнаружен человек, отвечающий приметам преступника. Он заперся в своей каюте и отказывается выходить. Требует к себе парикмахера. Мы связались с остендской полицией. Ожидаем инструкций».
Капитан «Миранды» сделал повелительный жест рукой, и небольшая группа пассажиров, собравшихся у дверей каюты первого класса №36, почтительно расступилась. Четверо или пятеро членов команды тоже стояли в некотором отдалении.
В воцарившейся тишине было слышно, как пассажир ходит взад и вперед по своей каюте, перекладывает вещи. Булькала вода.
Внезапно все подняли головы. По трапу сверху спускались, стараясь не шуметь, шестеро бельгийских полицейских. Капитан взглянул на протянутое ему официальное предписание и кивнул.
Он подошел к двери каюты и негромко постучал.
— В чем дело? — донесся изнутри сильный раздраженный голос.
— Здесь парикмахер, сэр, за которым вы посылали.
— А-а, — в голове пассажира ощущалось явное облегчение. — Пусть он войдет, но только он один. Тут со мной, знаете ли, небольшой казус приключился.
Щелкнула отодвигаемая изнутри щеколда. Дверь слегка приоткрылась, но ее тут же попытались снова закрыть. Однако капитан успел поставить ногу на порог. Полицейские ринулись в каюту, и через несколько секунд пассажира уже в наручниках вывели в коридор.
— Вот так дела! — воскликнул мальчишка-стюард, в изумлении отступая на шаг, — скормите меня акулам, если волосы у этого джентльмена не зеленые, как перья на хвосте самого зеленого мадагаскарского попугая!
Да, недаром мистер Бадд досконально изучил самые причудливые эффекты, которые дают в соединении различные краски. Где, в каком месте нашего перенаселенного мира мог надеяться скрыться убийца с волосами, усами и бровями цвета сочной зеленой травы самого ухоженного газона Гайд-Парка?
Мистер Бадд получил причитавшиеся ему две тысячи фунтов. Газета «Ивнинг Мессенджер» напечатала полный отчет о происшедшем, но владельца салона отнюдь не радовала внезапно обрушившаяся на него слава. Кто же теперь рискнет пользоваться его услугами?
На следующее утро, однако, к его салону подъехал огромный голубой лимузин. Из него вышла роскошно одетая дама в мехах и бриллиантах.
— Вы — мистер Бадд? — обратилась она к парикмахеру. — Тот самый знаменитый мистер Бадд? О, я так рада! Вот что, мистер Бадд. Вы должны оказать мне услугу. Покрасить мои волосы в зеленый цвет. Немедленно. Я хочу иметь право всюду утверждать, что была первой дамой, которая воспользовалась вашими услугами. Я — герцогиня Винчестерская. Мне удалось буквально на несколько минут опередить графину Мелкастер. Она уже спешит к вам сюда, глупая кошка.
Если вы тоже желаете покрасить волосы в этот модный цвет, могу сообщить вам адреса салонов мистера Бадда в самом центре города. Вот только цены там необычайно высокие.


Перевод с английского
Александра ЗУБКОВА.

ДОРОТИ СЕЙЕРС
 
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © "Потребитель".
Использование материалов сервера в on-line изданиях разрешается при наличии гиппертекстовой ссылки на kosmetika.potrebitel.ru. Ссылка должна содержать слова: "Журнал ПОТРЕБИТЕЛЬ. Косметика и парфюмерия".
Использование материалов в off-line изданиях возможно лишь с письменного разрешения редакции.
По вопросам размещения рекламы, ошибкам на сайте, предложения по работе сайта -


Rambler's Top100 Система Orphus

Место для рекламы: